Вы здесь: Главная > Защитит ли закон от «психологов-шарлатанов»?

Защитит ли закон от «психологов-шарлатанов»?

Депутаты в первом чтении приняли законопроект «О психологической помощи населению в Москве».

Аналогов этому документу пока нет ни на федеральном уровне, ни в других регионах. Предложенные меры вроде бы должны оградить жителей мегаполиса от шарлатанов, которым в городе несть числа. Откройте любую газету — там полно рекламы врачевателей душ, которые и сглаз снимут, и с бизнесом помогут, и милого приворотят… И ведь среди них попадаются дипломированные психологи. Как отделить зерна от плевел? Станет ли новый закон защитой от шарлатанов? В этом попытался разобраться корреспондент «РГ».

Переход в легалы

По данным статистики, сегодня около 70 процентов столичных жителей испытывают психологическое напряжение и нуждаются в квалифицированной психологической помощи (не психиатрической — это сфера медицины). Причины понятны: жизнь в мегаполисе порождает массу проблем. Огромный поток информации, большое скопление народу не дают индивиду расслабиться. В итоге — стрессы, расстройства… И предложить горожанам свою помощь готова целая армия практикующих психологов, а кроме того — парапсихологов, астрологов, экстрасенсов и гадалок.

Чтобы люди обращались к профессионалам, не попадая в руки обманщиков, столичные власти решили взять этот рынок под контроль. В новом законопроекте прописаны формы и стандарты оказания психологической помощи, права потребителей. Предусмотрена и сертификация психологов. Но добровольная. Тем, кто согласился пройти проверку и оказался включенным в реестр, город обещает оказывать содействие в повышении квалификации, обмене опытом, проведении конференций. Обязательные условия — высшее психологическое образование, практика и опыт работы. В общем, ясновидящая Ванга в реестр не попала бы.

«Все это необходимо, — уверяет профессор факультета психологии МГУ им. Ломоносова Александр Донцов. — До сих пор психологическая помощь не была легализована с точки зрения законодательства. Даже закон о защите прав потребителей мало применим к психологической практике. В итоге любой человек, который обращается за помощью к психологу (как вариант — к психологу-астрологу, парапсихологу и прочим), не застрахован от того, что попадет к шарлатану, после консультации которого возьмет и выбросится из окна».

Защита от шарлатана

Борьбу с лжецелителями душ московские чиновники начали еще в конце прошлого века. Уже тогда в городе насчитывались тысячи врачевателей душ и тел без каких-либо документов, подтверждающих их особые способности, и с документами всевозможных немыслимых академий. Нарастающую волну «кудесников» удалось сбить, но не погасить окончательно.

С необходимостью массовой психологической терапии столица столкнулась после череды терактов — в подземном переходе под Пушкинской площадью, в жилых домах на Каширке и улице Гурьянова… А еще был захват заложников на Дубровке. Тогда москвичей охватила массовая паника. На этой волне опять активизировались лжецелители. Скандальная история с Григорием Грабовым, который обещал бесланцам воскресить их детей, погибших от рук террористов прямо в школе, показала «прорехи» в нашем законодательстве. Правоохранительные органы не смогли предъявить Грабовому никакого другого обвинения, кроме мошенничества. Тем очевиднее становится тот факт, что необходима система контроля психологов, магов и ясновидящих.

Сейчас в городе действует примерно 300 организаций, оказывающих психологические услуги, и свыше 10 тысяч практикующих специалистов. Больше половины — это частники, которые делают свою работу за деньги.

Но существует и Московская служба психологической помощи населению, она была создана в 2003 году как раз для того, чтобы любой москвич мог бесплатно обратиться к психологу. Филиалы этой службы открыты во всех округах. По словам директора службы Антонины Ляшенко, за шесть лет работы сюда обратились более 300 тысяч человек. Она уверена, что, зная о существовании неких обязательных стандартов, клиенты будут охотнее прибегать к помощи специалистов.

Но рассчитывать, что новый законопроект отсечет от рынка услуг всех шарлатанов, вряд ли приходится.

«Документ скорее носит рамочный характер, — поясняет Антонина Ляшенко. — Самое главное, что впервые устанавливается понятие «психологическая помощь». Не психиатрическая, которую оказывают медицинские учреждения при наличии определенного заболевания. Кроме того, определяются права и обязанности тех, кто оказывает и получает такую помощь».

Мухи — отдельно

И все-таки идея московских чиновников подогнать практикующих психологов «под одну гребенку» выглядит несколько странно, поскольку существует большое количество методик. Деятельность же «стандартизированных» психологов чаще всего подменяется ответами на вопросы программных тестов, за которыми не видно личности человека.

Возможно, именно поэтому разработчики законопроекта оговариваются, что никаких запретительных мер к специалистам, которые не захотят входить в реестр, не предполагается — то есть психологи и прочие целители с психологическим образованием могут продолжать свою деятельность и без занесения в официальные списки. Понятно, что в таком случае сам собой встает вопрос, нужен ли тогда реестр вообще.

Тем более что вся армия непрофессионалов (но, однако, активно занимающиеся врачеванием человеческих душ) останется за бортом. В качестве примера: сегодня опять замелькал на экране психотерапевт, которые в 90-е годы прославился тем, что «помогал» делать операции без обезболивания.

Несколько лет назад на федеральном уровне власти уже делали попытку ввести систему добровольной сертификации — так называемый «Реестр целителей». Однако практика показывает, что большинство знахарей, в первую очередь в деревнях, и слышать не слышали ни о каком реестре.

«Вряд ли закон, который сейчас обсуждают столичные депутаты, защитит москвичей от гадалок и прочих целителей и даже от неквалифицированных психологов, — считает независимый эксперт «РГ» писательница Марина Юденич. — К сожалению, в ситуации с психологической помощью диплом специалиста не дает гарантии качества. В последние годы появилось много различных учебных заведений, занимающихся подготовкой психологов. Но если существуют критерии медицинской, юридической, преподавательской деятельности, то критериев подготовки психолога нет».

Дмитрий Янин, президент Международной конфедерации обществ потребителей:

— Думаю, что проблема с оценкой качества услуг психолога будет всегда. И никакие законодательные новшества здесь не помогут. Это все равно что обращаться за консультационной услугой по ведению бизнеса. Консультант всегда может отговориться: мол, я посоветовал, а клиент не смог грамотно воспользоваться советом, и это исключительно его проблемы.

Здесь ситуация аналогичная. Вряд ли женщина, которой психолог посоветовал остаться с мужем, который ее бьет, сможет вернуть деньги за полученную консультацию после очередного побоища. Даже в судебном порядке. Не говоря уже о компенсации морального вреда.

Обратно свои деньги с «целителя» можно получить только в случае, если были нарушены формальности. Например, консультация вместо получаса длилась всего двадцать минут либо консультант был пьян.