Вы здесь: Главная > Заметки об информационной войне

Заметки об информационной войне

Где-то по интернету прошла такая картинка. На стене синагоги выбито золотыми буквами: «Евреи, посещение синагоги с непокрытой головой — грех, равносильный прелюбодеянию». Ниже ручкой дописано: «Евреи, не верьте. Я пробовал и то, и другое. Разница огромна».

Именно эта картинка мне вспоминается, когда я читаю некоторые рассуждения уважаемых друзей об информационном освещении грузинских событий. Известно, что разница в фактах, сообщаемых западными и российскими СМИ, больше, чем можно списать на естественную предвзятость и симпатии/антипатии наблюдателей. Например, утверждение, что происходил геноцид или не было геноцида — это серьёзная штука. Тут нельзя сказать, что на вкус и цвет товарищей нет, один видит геноцид, другой нет. Тут уж один из корреспондентов точно врет. Где-то тут, по выражению министерства обороны Украины, абсолютная брехня.

Так вот, некоторые мои российские друзья говорят, что нагло врут западные СМИ. Другие говорят, что врут и западные, и российские СМИ, а третьи с понимающим видом добавляют: «Что вы хотите, идет информационная война». И объясняют тот факт, что российским СМИ нигде, кроме России, не верят, поражением в этой самой информационной войне.

Видит Бог, я не считаю западные вообще, и американские в частности, СМИ безгрешными. Однако между ними и российскими СМИ есть важная разница, которую очень хорошо охарактеризовал не кто иной, как Владимир Владимирович Путин (я благодарен prof_yura за эту цитату). Он в свое время выразил удивление тому, что в Ираке не смогли найти оружие массового поражения. «Если бы я там был, — сказал Путин, — я бы непременно что-нибудь нашел». И с этим трудно не согласиться.

Надо сказать, что многие западные СМИ считают историю с иракским ОМП довольно неприятной для себя. Перед войной и в начале войны они явно «играли на Буша». Некоторые с тех пор извинились перед публикой за то, что не подвергали слова администрации достаточному сомнению и чересчур доверяли Пауэллу и Конди. Любые неясные сообщения о странных находках в Ираке толковались в пользу того, что ОМП наконец обнаружили. Собственно, многие зрители Fox News, судя по опросам, полагают, что это оружие в Ираке было. Это все очень плохо, спору нет. Но есть одно «но»: СМИ все-таки не перешли определенной черты. ОМП в Ираке они не «нашли». И — по крайней мере в том, что я видел и читал — никогда не опускали фразу «по словам администрации», говоря о ситуации. Их можно обвинить в предвзятом толковании информации, в необъективности — но никак не в массовой и наглой лжи. Не было такого.

Наши израильские друзья часто жалуются на необъективность западных СМИ и на их проарабский подход. Я не могу судить, кто прав тут или нет, но я ни разу не слышал от разумных израильтян обвинений именно в подделке данных. Если CNN сообщило, что погибло двадцать арабов, значит, их погибло двадцать, а не два. Если говорят, что погибло пятнадцать израильтян — опять же, там было пятнадцать, а не сто пятьдесят. Можно спорить, какие новости попали на первую страницу, а какие на последнюю, и почему — но никто не говорит, что эти новости высасываются из пальца в угоду политической конъюнктуре.

Вернемся к иракским ОМП. «Правильные» новости из Ирака были нужны Бушу и республиканцам — но не только. Они ещё были нужны демократическому истеблишменту. Вспомним, что большинство сенаторов-демократов голосовало ЗА применение силы в Ираке, и последующие события сильно ударили по их репутации и положению. Поэтому вранье об Ираке было бы полезно верхушке обеих партий. Но его не было. Как не было вранья и ради генерала Мушаррафа — а он, между прочим, был нашей опорой в ядерной мусульманской стране с очень опасной политической ситуацией. Тем не менее его непопулярность и нарушения им закона освещались аккуратно и четко.

И вот теперь мне предлагают поверить, что западные СМИ делают то, чего не сделали для Буша, Клинтон и многих других сильных мира сего, — делают для Михаила Саакашвили. Ради Мушаррафа, нашего друга в смертельно важном Пакистане, не врали внаглую — а ради Саакашвили в какой-то Грузии — пожалуйста!

Нет, как хотите, а я в это поверить не могу. И рад бы, да Оккам не позволяет. Гипотеза о безудержном вранье западных СМИ поэтому не может быть принята.

Рассмотрим теперь обратную гипотезу: врут российские СМИ. Есть ли у неё эмпирическое обоснование? Давайте посмотрим, врали ли российские СМИ раньше.

Я хорошо помню, как освещалась «оранжевой революции» и имел сомнительное удовольствие наблюдать пляску вокруг Катыни. Недавно я убедился, что российские СМИ врут даже переводя иноязычные тексты, где поймать их за руку совсем просто; см. знаменитое интервью Яромира Ягра и другие спортивные новости. Кстати, «освещение освещения» — репортажи в российской прессе о том, что было в западной, — тоже редкое вранье. И история с бедной девочкой, которой якобы не дали договорить, и то, что российские оценки жертв обстрела Цхинвали якобы не озвучивались — легко проверяется, что это неправда. Но если человек на моих глазах врет о том, что я знаю — какое у меня доверие к его словам о том, чего я не знаю?

При этом врут не только «пра палитеку»: почитайте типичную российскую заметку о науке («по сообщению британских ученых») или о методах борьбы со сглазом при помощи селедочной чешуи в сапогах. Человек, уважающий себя и дорожащий своей репутацией, не будет печататься рядом с такого рода материалами. А потерявший к себе уважение и соврет — не дорого возьмет.

Из этого следуют простые правила чтения прессы:

Западную прессу следует читать осторожно. Если написано: «По словам Джона Смита,» — надо задуматься, кто такой Смит и почему он сказал, что сказал. С другой стороны, утверждение, что Смит говорил именно это — как правило, правда. К любым словам российской прессы — включая сводку погоды — следует относиться как к полету фантазии пишущего. Либо оплаченному, либо вызванному бескорыстным невежеством. Из правила (2) есть важное исключение. Оно соответствует талмудическому принципу: если человек без принуждения говорит невыгодные для себя вещи, он, скорее всего, не врет. В советские времена это означало вот что: если в газете написано, что совхоз «Советы Ильича» перевыполнил план, то это могло означать что угодно — как то, что план и в самом деле перевыполнен, так и то, что там ни фига не собрали. Но если пишут, что из-за неблагоприятных погодных условий труженики села не смогли выйти на запланированные рубежи — значит, там такой звездец, что даже скрыть не получается. Точно так же, когда какой-нибудь Кокойты пишет про геноцид среди осетин, то геноцид может иметь место (никто не говорил, что грузины — белые и пушистые), а может и не иметь. Но если тот же Кокойты рассказывает, что провел этнические чистки грузин — он, скорее всего, искренен: зачем ему на самого себя дело шить? Теперь несколько слов об информационной войне. Масса уважаемых российских друзей употребляет это сочетание. Насколько я понимаю, они имеют в виду соревнование по тому, кто громче соврет. Они явно убеждены, что именно так устроен мир — все СМИ врут по заказу политиков, а Россия долгое время дискриминировалась: ей врать не разрешали. Но теперь она встала с колен и может врать как взрослые.

Это очень опасное заблуждение. Причем опасно оно не для Запада, а для России. Я как-то имел случай обсуждать ситуацию в СССР и то, как санкционированная ложь постепенно растеклась сверху до низу. Позволю себе процитировать самого себя:

Вместо магазинов с ложью для масс и спецраспределителя с беспримесной правдой для «тех, кому надо», образуется целая система спецраспределителей, где раздают ложь разной степени мутности для разных ступеней иерархии. […] Было предложено много объяснений того, что советская империя позорно рухнула. На мой взгляд, одним из главных факторов было полное засорение информационных каналов ложью. Как известно, у нарисованного очага не согреешься. Тем более нельзя жить в доме, где после работы пары поколений маляров в одних местах нарисован очаг, в других окно, в третьих дверь — а настоящие окна и двери тщательно закрашены под обои. В отсутствие информации на всех уровнях страна полностью потеряла управляемость. Что ж, история, кажется, повторяется.