Вы здесь: Главная > Замечательные девяностые

Замечательные девяностые

Для нашей страны 1990-е годы были замечательным временем, несмотря на всю их «голодайку». Именно тогда мы более или менее нарисовали картину той России, в которой сейчас живем. Прошло несколько либеральных модернизаций: телефонизация, интернетизация, автомобилизация, создание торговых сетей, магазинов, сетей общепита, гибкого малого бизнеса, который молниеносно реагирует на спрос и предложение. Россия — первая страна в мире по количеству мобильных телефонов на душу населения. Была модернизирована традиционная телефонная связь. Стыдно вспомнить, что еще в 1980-е годы надо было заказывать разговор с Хабаровском, не говоря уже о Хельсинки, Праге или маленькой российской деревне.

С избранием Владимира Путина на пост президента отступления от принципов экономического либерализма не произошло. Наоборот, в чем-то экономическая политика становилась все более и более жестко либеральной. Почему либералы не сумели удержать власть? Они потому и не стали ее насильно удерживать, что они — либералы. Ельцин либерал потому, что он не расстрелял своих оппонентов ни в 1991, ни в 1993 году.

Принцип торжествующего либерализма заключается в смене властных парадигм. Общественное настроение востребовало людей типа Путина. И либеральный ответ на это мог быть только один: если так, пускай будет Путин. Пытаться назначить вместо Путина преемником, условно говоря, Бориса Немцова, было бы нелиберальным ответом на общественный запрос. Приход Путина к власти — лучшее свидетельство жизненности либеральной парадигмы в современной России.

Еще раз повторюсь: эпоха 1990-х — это время максимально эффективной либеральной экономической модернизации. Необходимость в подобном либерализме есть всегда, если страна хочет занимать достойное место в мировом ансамбле, а в каких-то областях и лидировать. Успешной альтернативы либеральной модернизации в мире пока не придумано.

Модель экономики, основанная на экономической свободе и конкуренции, существует примерно с XVII века, сменив модель феодальной ренты и силового принуждения к труду. В общемировой экономической либеральной модели, естественно, есть различия: где-то государство сильнее регулирует рынок, где-то — слабее.

Сегодня невозможно не двигаться по пути глобализации. В РЖ как-то уже было написано, что глобализация закончилась. Как же она закончилась, когда Китай держит свои деньги в казначейских обязательствах США, француз Пьер Карден шьет свои произведения на Филиппинах, автомобили «Рено» собирают в Турции и России, а в Москве проживает огромная диаспора китайцев? По существу, глобализация — это максимально удобный мировой рынок, складывание которого естественным образом завершает развитие рынков. Вначале региональных, потом страновых, затем межстрановых. Разумеется, не все довольны этим процессом. Но попробуй сегодня свернуть с пути глобализации. Что мы будем делать — депортировать китайцев и арабов, обрекая их на страшные лишения и голодную смерть, развивать все современные производства в собственной стране? Это утопия. Поезд уже ушел.

Что имеет в виду Фарид Закария, говоря о постамериканском мире и наступлении на США? Международный терроризм? Вряд ли это так. Под наступлением стоит понимать технологическую, экономическую, культурную экспансию. Однако, такой экспансии сегодня не происходит. Развивающиеся страны существуют за счет мощного платежеспособного спроса со стороны Европы, Северной Америки и, отчасти, России.

Были попытки выработать модели, в которых роль государства была чрезмерно велика, если не тотальна. Советская модель провалилась на наших глазах. Старание Гитлера создать нелиберальную модель провалилось с помощью СССР и его союзников по антигитлеровской коалиции. Либерализм как ценность человеческой личности победил 9 мая 1945 года. Когда задавили фашистскую гадину, наступила эпоха торжествующего либерализма. Вплоть до сегодняшнего дня именно он определяет всю мировую структуру цивилизованных стран, в том числе и России.