Вы здесь: Главная > Выяснилась судьба политзаключенного Сергея Рожкова

Выяснилась судьба политзаключенного Сергея Рожкова

«Солнечный Салют Всем товарищам по борьбе! Наперекор всем козням наших врагов мой дух не сломлен. Пройдя тюрьмы, пересылки, переполненные в 4-5 раз транзитные камеры, ощутив холод карцеров, в т.ч. соликамского «Белого Лебедя», мои убеждения закалились и окрепли!» Из письма политзаключенного журналиста, члена КПРФ, сторонника Левого фронта Сергея Рожкова.

Выяснилась причина исчезновения политзаключенного Сергея Рожкова из колонии-поселения Чердынского района Пермского края. Как удалось узнать первому секретарю Пермского крайкома КПРФ Владимиру Корсуну, 15 апреля суд в Кушмангорте постановил перевести Рожкова из колонии-поселения в колонию общего режима. После этого Рожков был отправлен в колонию смертников «Белый лебедь», где и ожидает нового этапа.

Вопреки требованиям законов РФ, родственники Сергея об этом событии уведомлены не были. Официальной причиной для ужесточения наказания стало нарушение, «допущенное» Сергеем Рожковым в Волгограде, во время пересылки из Краснодара в Пермский край. По информации бабушки Сергея Рожкова, Азаровой Ларисы данное нарушение состояло в том, что Сергей осмелился выразить недовольство, когда зэки-сокамерники начали (то ли по попустительству, то ли подстрекательству администрации) издеваться над ним и красть его продукты. За это «преступление» Сергей получил 10 суток карцера.

В колонии Чердынского района Рожков также «нарушал» режим содержания. По версии группы поддержки Рожкова приговор был ужесточен для того, что бы лишить Сергея юридической возможности добиваться условно-досрочного освобождения. Выход оппозиционного журналиста на свободу краснодарские власти решительно не устраивает. Почему?
Разберемся по порядку.

Опустить родной город

2 декабря 2007 года в городе Туапсе прошел референдум. Туапсинцам предлагалось ответить на вопрос: «Согласны ли Вы на преобразование муниципального образования город Туапсе путем изменения статуса городского округа на статус городское поселение и включение его в состав муниципального образования Туапсинский район?» По данным кубанского Центризбиркома на 12.45 3 декабря (было обработано 5. тыс. 319 бюллетеней, население Туапсе 65,7 тыс. чел.), 60,84% горожан проголосовало против такой перемены. Однако уже к вечеру мнение туапсинцев чудесным образом изменилось, и вопрос был решен положительно.

Причины, по которым изменение статуса города было нужно туапсинской администрации просты и понятны. В планы чиновников входит строительство рядом с Туапсе балкерного терминала по перевалке химудобрений компании «ЕвроХим», экспортного терминала для перевалки сжиженного газа и свайного глубоководного терминала для перевалки нефтепродуктов.

Думаю, не требуется объяснять, какое влияние окажет постоянное загрязнение нитратами и нефтепродуктами на экологию Черноморского бассейна, на здоровье жителей Туапсе и Туапсинского района. Именно по этой причине строительство объектов такого рода рядом с городами запрещено законами РФ. А вот рядом с поселками городского типа терминалы закладывать можно.

Встает вопрос, а каким же чудом сами туапсинцы проголосовали за опускание статуса родного города, а заодно за купание в нитратах и в нефтяной пленке? Сергею Рожкову, по его заявлению, удалось выловить в официальных протоколах референдума следы рукотворности данного чуда. Он хотел озвучить результаты своего журналистского расследования на митинге 3 февраля 2008 г.

Неизвестный, представившийся представителем правоохранительных органов, звонил ему и говорил, что так делать не надо. Рожков намек не понял.

В результате непонимания

Результат взаимного непонимания представителей власти и представителя общества проявился быстро. Рожков в заявлении в прокуратуру описывал произошедшие события так:

«Шесть человек в форменной одежде сотрудников милиции ворвались в квартиру… Ничего не объясняя, меня ударили в лицо. Отлетев в сторону, я ударился об стену коридора головой. Сотрудники милиции принялись наносить удары руками и ногами в область туловища, по голове, рукам и ногам. Когда я упал, сотрудники надели на меня наручники и бросили в кабину лифта, где один из сопровождавших с силой ударил меня каблуком по запястью правой руки. Меня бросили в багажник служебных бело-синих «Жигулей» и отвезли в Туапсинское УВД».

Из УВД Сергей Рожков был доставлен в мировой суд. Судья выписал ему трое суток административного ареста за «мелкое хулиганство, неуважение к обществу, сквернословие и сопротивление сотрудникам милиции».

После выхода из-под ареста Рожков был вынужден лечь на лечение в отделение травматологии городской больницы города Туапсе. В выписном эпикризе, подписанном лечащим врачом, было зафиксировано: «поступил через 4 дня после травмы с жалобами на головные боли, головокружение и тошноту. Обстоятельства травмы: 2.02. 2008 года дома избили милиционеры. Консультирован неврологом: диагноз ЧМТ подтвержден».

Данный эпикриз был приложен к жалобе на неправомерные действия сотрудников милиции. Ответ, данный прокуратурой, гласил: «Не найдена причинно-следственная связь между действиями сотрудников милиции и телесными повреждениями».

Приговор был суров и …

За вторым предупреждением последовало третье. Осуществившие экзекуцию милиционеры посещали Сергея в больнице и объясняли, что надо вести себя тихо. Рожков не понял снова. Расплата не заставила ждать себя слишком долго.

2 июня 2008 г. во время съемок пикета КПРФ Сергей был арестован. Выяснилось, что 2 февраля не сотрудники милиции избили его, а он «применил в отношении их насилие не опасное для здоровья (часть 1. статьи 318 УК РФ.) Для полноты картины следует отметить, что Сергей Рожков не выглядит и не является богатырем, способным осуществить насилие над несколькими тренированными правоохранителями сразу. Более того, Сергей является инвалидом — у него ампутировано одно легкое, повреждено второе, большие проблемы с сердцем.

4 июня в отношении Рожкова было возбуждено еще одно уголовное дело по той же статье. Неугомонный журналист, по версии правоохранителей, наносил им побои не только у себя дома, но и в дежурной части. Мерой пресечения было избрано заключение под стражу. Следствие мотивировало его необходимость тем, что все это время (со 2 февраля по 2 июня) Рожков не защищал диплом, не участвовал в общественной деятельности, как журналист и как активист Левого фронта, не жаловался в прокуратуру на сотрудников милиции, наконец, а сидел в подполье, скрываясь от уголовного дела, о возбуждении которого даже и не знал.

Суд был достаточно скорым. Следует отметить, что судья не дала слово свидетелям защиты. Что после того, как выяснилось, что первый адвокат Рожкова не делает и не собирается делать для защиты Сергея ничего, и Рожков отказался от его услуг, судья не позволила новому защитнику войти в дело, заявив: «Меня это не волнует. Мы даем бесплатного адвоката!».

Также судья Кислинская оказалась допустить в качестве общественного защитника Ларису Азарову, бабушку Рожкова, юриста по профессии. В общем, исход был ясен группе поддержки Рожкова еще до того, как 26 августа прозвучал приговор.

Судья Кислинская признала Сергея виновным и приговорила его к отправке на три с половиной года в колонию-поселение. А 22 ноября Сергей, перенесший к тому времени три сердечных приступа, поехал по этапу.

В колонии-поселения Рожкова, несмотря на справку об инвалидности, приложенную к делу, заставляли исполнять тяжелые физические работы. Прекратилось это издевательство только в начале февраля 2009 г., в результате активной борьбы пермских правозащитников. Сейчас Сергею Рожкову предстоит новый этап. А строительство балкерного терминала рядом с Туапсе близиться к завершению.