Вы здесь: Главная > Выйти из кризиса по-русски: переждать, вцепившись в США

Выйти из кризиса по-русски: переждать, вцепившись в США

Первый Вице-премьер Шувалов в прошлую пятницу объявил, что мы уже на дне кризиса, либо близки к нижней точке и вот-вот начнем всплывать. В среду текущей недели министр финансов Кудрин сказал, что дна еще даже не видно, идет новая волна и будет еще хуже.

Кому верить?

Никому.

Высказанные мнения говорят о том, что правительство дезориентировано.

Члены кабинета министров ничего не понимают про кризис — это ясно как день. Делают вид, что контролируют ситуацию, а сами даже друг с другом договориться не могут, чтоб врать одинаково.

Кудрин говорит, доходы государства сократились почти на треть, но, чтоб выполнить свои обещания, мы будем брать деньги из Резервного фонда, а когда все выберем — начнем занимать у иностранных банков.

Через два дня премьер Путин заявляет, что занимать не будем — ни за что и ни под каким видом.

Созванивались хотя бы. Прежде чем делать такие эпохальные заявления.

Мне, трудовой женщине, по большому счету безразлично, будут они занимать или не будут: надо занимать — занимайте, не надо — не занимайте. Но хочется быть уверенной, что там, в правительстве, знают, как будет правильно тактически и стратегически: занимать или не занимать. Хочется доверять своему правительству. А как ему доверять, если министры постоянно друг друга опровергают?

Они не могут точно сказать, где мы сейчас и где будем через год. Смысл всех антикризисных мер, которые придумало правительство, в том, чтобы переждать. Перетерпеть тяжелые времена, протянуть на старых запасах, пока американская экономика не станет выходить из кризиса. Тогда в Штатах начнет расти производство, за ними поднимется Европа, всем опять понадобятся наши нефть, газ, металлы, сырье, мы снова начнем торговать бескрайними богатствами, деньги широкой рекой опять потекут в бюджет, и можно будет швырять их без счета, куда захочется.

Американцы будут грести и вытаскивать за собой нас. А мы будем ругать их последними словами и выплывать, цепляясь им за хвост.

Это наша стратегия преодоления кризиса. О том, чтоб и самим тоже немножко погрести, — речь не идет. С какого перетыку мы будем грести? Мы не гребем, мы пережидаем.

У премьера Путина огонек в глазах загорается только, когда дело касается газа. Даже не огонек, а огонь. Стоит кому-то обидеть газ — как лев бросается на защиту. Выступает, убеждает, проводит пресс-конференции и бьется за газ изо всех сил.

Сейчас будет биться за газотранспортную систему Украины. Важнее ничего нет.

Меня, трудовую женщину, украинская газотранспортная система, надо сказать, совершенно не беспокоит. Зато меня очень волнует наша аптека, куда я захожу и ахаю от того, как подорожали лекарства.

У нас в стране есть йод, зеленка и перекись водорода. Остальные лекарства импортные, закупаются на доллары, поэтому они дорожают и будут дорожать.

Переждать кризис при таких ценах смогут только очень здоровые или хорошо обеспеченные люди. А больные и плохо обеспеченные перемрут, если государство не увеличит им социальные выплаты.

Резервного фонда, по мнению Кудрина, хватит на два года — в том числе на поддержку плохо обеспеченных граждан. Почему не потратить часть этих денег на закупку технологических линий для производства лекарственных препаратов?

В стране появится своя фармацевтическая промышленность, откроются вакансии, лекарства станут доступными.

Почему надо только пережидать, проедая отложенные на черный день деньги? Почему нельзя вложить их в то, что жизненно необходимо людям, и попытаться грести?

Во вторник первый вице-премьер Шувалов опять меня удивил. Оказывается, правительство не реализовало некоторые антикризисные меры в связи с тем, что бюрократическая машина не позволяла их быстро осуществить.

А кто ее создал, эту бюрократическую машину? Кто ее кормит и поит, такую неповоротливую? Разве не правительство?
Министры не умеют эффективно организовать работу, но винят за это не себя, а бюрократическую машину. Машина у них плохая, понимаете?

Если вы понимаете — это хорошо. Потому что я, трудовая женщина, уже ничего не понимаю.

Доходы бюджета сократились почти на треть. Тем не менее из этих сокращенных доходов продолжает оплачиваться бюрократическая машина, которая не позволяет осуществлять антикризисные меры, о чем нас откровенно информирует первый вице-премьер.

И что теперь — в попу его целовать?

* * *
Неповоротливая бюрократическая машина — это на самом деле и есть настоящее, реальное правительство.

Министры и вице-премьеры могут обещать и предсказывать что угодно. В жизни все будет так, как сделает машина.
Тогда пусть она и выступает от имени правительства.

Нужно разработать для нее специальный механический голос или возродить диктора Левитана, и все заявления касательно кризиса, прогнозов на будущее и планов правительства делать только этим голосом: “От Советского информбюро: Правительство Российской Федерации сообщает — дно достигнуто, дорогие товарищи!”

А членам кабинета надо запретить высказывать свои мнения. Хватит народ смущать. И так уже не знаешь, смеяться над ними или плакать.