Вы здесь: Главная > Военный блок «НАДО»

Военный блок «НАДО»

Именно такая метафора лучше всего иллюстрирует масштаб задачи, стоящей перед Дмитрием Медведевым во время его поездки в Таджикистан и на саммит ОДКБ в Киргизии. Кроме Астаны и Еревана у Москвы больше не осталось хотя бы относительно беспроблемных партнеров по оборонительному блоку. Все остальные либо размахивают, словно жупелом, длинным списком своих претензий к Кремлю, либо ведут очень странные игры.

Вчерашний радушный хозяин Дмитрия Медведева в Душанбе, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, с каждым годом все больше становится похож на покойного вождя всех туркмен Сапармурада Ниязова. Как и Туркменбаши, главный таджик в свое время был убежден в неизбежности восстановления Советского Союза и разве что не клал перед Москвой земные поклоны. Как и Ниязов, убедившись, что ЦК КПСС не вернется, Рахмон пустился во все тяжкие. Согласно рассказам аборигенов, на таджикском ТВ президента именуют теперь не иначе как «его величество».

Впрочем, стать совсем похожим на Туркменбаши президент Рахмон не может даже при всем желании. Сапармурад Ниязов имел в своем распоряжении несметные запасы газа и поэтому мог плевать на всех с высокой горки. В подчинении у Эмомали Рахмона, кроме алюминиевого производства в Турсунзаде, лишь дикой красоты природа да миллионы полуголодных подданных.

Раньше таджикская экономика держалась на плаву за счет переводов, которые гастарбайтеры посылали родственникам на родину. Но в условиях мирового кризиса денег в казне Таджикбаши стало ощутимо не хватать. И лучшего способа их найти, кроме как выбить из Москвы с помощью шантажа, Рахмон пока не придумал. Намеки в стиле «а не пора ли раскошелиться» в последнее время идут из Душанбе сплошным потоком.

В отличие от Рахмона лидер Киргизии и хозяин саммита ОДКБ Курманбек Бакиев все, что ему было нужно от Москвы, уже получил. Выданные Кремлем льготные кредиты позволили Бакиеву провести в лучших традициях «среднеазиатской демократии» президентские выборы и остаться у власти. Но вот степень ответной благодарности лидера Киргизии по отношению к Москве остается предметом оживленной дискуссии. Полностью ли была согласована с Кремлем комбинация с изгнанием и последующим возвращением американцев на авиабазу в Манас? Я так и не смог добиться четкого ответа на этот вопрос у российских чиновников.

Российскую авиабазу в киргизском городе Кант никто, правда, не выгоняет. Более того, Бакиев не прочь предоставить Москве право завести в его стране еще одну военную базу — в городе Ош. Но эту идею можно счесть и «отравленным кубком». Ведь против нее резко возражает президент соседнего Узбекистана Ислам Каримов.

Само пребывание Узбекистана в оборонительном блоке ОДКБ — своего рода шутка. Если Ташкент против кого-нибудь и обороняется, так это против своих вышеупомянутых соседей и партнеров по блоку. Ислам Каримов пошел даже на такой «добрососедский» шаг, как фаршировка границы противопехотными минами.

Ради справедливости надо заметить, что Ташкент ссорится с Душанбе и Бишкеком не только ради любви к искусству. Узбекистан не может поделить с соседями самый драгоценный ресурс региона — воду. Ташкент резко возражает против строительства в Киргизии и Таджикистане новых гидроэлектростанций. Во время недавнего визита Медведева в Ташкент Москва громогласно поддержала узбекскую позицию в этом вопросе: мол, никаких новых ГЭС без согласия соседей (читай Каримова). Но при этом сотрудничество России с Бишкеком и Душанбе в деле строительства гидроэлектростанций отнюдь не прервалось.

Получается, пойди Медведев навстречу одному или двум среднеазиатам, он неминуемо обидит третьего. И наоборот. А ведь на саммите ОДКБ в киргизском курортном городе Чолпон-Ата Президенту РФ придется разбираться не только с заморочками Средней Азии. Сюда все-таки решил пожаловать бойкотировавший предыдущий слет боссов блока в Москве лидер Белоруссии Александр Лукашенко.

Покойный президент США Линдон Джонсон обладал любопытной особенностью. Он мог обрушить на головы своих соратников поток самых оскорбительных ругательств, а через несколько часов начисто об этом забыть и вести себя как ни в чем не бывало. Не факт, что Лукашенко слышал о существовании Джонсона. Но он с полным основанием может считаться духовным сыном экс-лидера США.

Прилет Лукашенко в Киргизию — очевидный реверанс Батьки в сторону Москвы. Но стратегическая цель Лукашенко никоим образом не изменилась: он по-прежнему намерен выбить у Москвы как можно больше денег в виде льготного кредита и как можно меньше дать ей взамен. В любой момент гость из Минска может выкинуть очередной фортель и вспомнить, что он намерен вести Белоруссию в евроатлантическом направлении.

Организация Договора о коллективной безопасности — так официально расшифровывается аббревиатура ОДКБ. Но если так пойдет и дальше, то военный блок вполне можно будет переименовать. Как вам, например, такой вариант: Отдай Денег Как можно Больше? Пусть не изящно, зато весьма близко к истине.