Вы здесь: Главная > В чем главная трагедия России

В чем главная трагедия России

Моментальное обогащение любой ценой — как национальная идея

За последние 20 лет перестроечно-переходного периода наше государство так и не смогло определить смысл нашего бытия. Ни цели существования государства в целом, ни цели жизни каждого его индивидуума — гражданина. Поиск «национальной идеи» зашел в тупик, все предложения идеологов не выдерживают критики из-за их неадекватности.

Однако сами люди в ходе всех этих «перестроек» сделали практически один и тот же вывод: наша цель – стать богаче, и государство нужно нам только для того, чтобы помогать нам скорее обогатиться. Правила обогащения формировала текущая жизнь. И главным из этих правил стал принцип «все методы хороши». Но лучше те, что не требуют времени на ожидание, и сразу дают самый большой эффект (т.е. сумму денег). Раньше в наши умы закладывали всякие «измы» (надоевшие «соц», манящие «кап»), и мы твердо знали, что такое хорошо, и что такое плохо. А потом оказалось, что на деле все как раз наоборот. Но если так просто черное становится белым, а белое – черным, добро превращается в зло, а зло – в добро, то может быть, их и нет вовсе – ни добра, ни зла? А есть просто жизнь. И чем более обеспеченная – тем более счастливая. Так решили практически все граждане России, за очень малым исключением. Причем чем моложе граждане, тем реже встречается исключение из этого постулата.

Освобождение от пут нравственных норм было весьма приятным. Оказывается, в мире, свободном от «измов», купить можно все – от любви до самолета. И все это – за деньги. Значит, зарабатывание денег, точнее — больших денег – и есть та самая национальная идея, ради которой стоит жить россиянам. И какого черта чудаки все еще пытаются искать ее, национальную идею?

В советские времена мы слишком долго ждали, чтобы медленно и постепенно взбираться наверх могущества. Доставалось немногим – круг номенклатуры не был широк. Теперь нам стало нужно все и сразу. Тем более, что есть где взять: наши предки за 70 лет кое-что успели все-таки сделать, и все это неплохо сохранилось. Они ведь, несчастные, могли только создавать материальные ценности, а потреблять им особо не позволяли. Вот и накопилась тьма всего полезного: и рудники, и скважины, да и просто земли. Осталось за малым – конвертировать все это в твердую валюту, и покупать на нее счастливую жизнь.

Практическое воплощение национальная идея нашла у нас в ВВМ, как самом эффективном и быстром способе обогащения. ВВМ – это удобная аббревиатура для объединения трех основных источников обогащения в современной России: Взятничества, Воровства и Мошенничества. Разумеется, речь идет не о строгих юридических понятиях или терминах. Речь идет о глобальных социальных явлениях, которые здесь так объединены для формулирования сути.

Взятничество как явление – это все виды и формы получения добровольно выдаваемого или вымогаемого незаконного вознаграждения. Заметим, что коррупция, о которой сегодня столько говорится, все же более узкое явление, лишь самая откровенная часть взятничества.

Воровство – это тайное, ненасильственное завладение чужими деньгами или имуществом. Воровать можно и у государства, и у компании, и просто у соседа…

А мошенничество как социальное явление – это получение добровольно выдаваемых денежных средств и имущества с использованием как откровенной лжи, так и «преукрашивания». Когда вы покупаете лекарство, обещающее в рекламе точно излечить вашу болезнь, это есть мошенничество. Правда, называемое «маркетинговым ходом»… Когда вам «впихивают» втридорога товар якобы «со скидкой» — это тоже по сути мошенничество.

Так вот, все эти три перечисленные способа обогащения – ненасильственные. Поэтому «моральная планка» их реализации в нашем обществе по жизни не просто низкая, а очень низкая. Может быть, лишь каждый десятый россиянин будет переживать из-за того, что обманул продавца, взяв в магазине товар дешевле положенного из-за ошибочно приклеенной к нему этикетки. И уж точно, каждый сотый, не чаще, станет переживать из-за ошибки банка в зачислении излишне больших денег на «пластик»… А ведь все это, по сути – воровство. Можно рассматривать тысячи ситуаций, спорить о том, где есть воровство, а где – мошенничество. Не в этом дело. Важно то, что во всех подобных случаяъ человек заведомо поступает НЕ ЧЕСТНО. Т.е. ВВМ – это ненасильственный, но не честный способ получения дохода.

Что такое взятка в понимании большинства населения России? Халявный, быстрый и высокий доход. Да это же в чистом виде НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ! У любого утверждения есть исключения. Есть исключения и у такого утверждения: «взятки брал бы КАЖДЫЙ, если бы их давали каждому». А воровство и мошенничество – тем более «нормальный» заработок. Как это у нас — «не на..ешь – не проживешь»?

Почему такое низкое мнение о нравственно-моральном облике наших соотечественников? Да потому, что за какие-то 20 лет в России сформировалось общество идеальных потребителей, которые если в текущий момент не потребляют (т.е. если не занимаются покупками или потреблением каких-либо услуг: от посещения Макдонольдса до прогулки на яхте в Средиземном море), то значит увлеченно зарабатывают себе на это. Весь смысл существования для 90% россиян стал состоять из все большего желания потреблять. Общество наше с готовностью и радостью отказалось от всех прежних нравственных норм в обмен на рост потребления, которое пообещало новое государство.

Круговая порука — как каркас системы

Итак, ВВМ в России – повсеместно распространенный способ зарабатывания денег, и единственный способ МОМЕНТАЛЬНОГО и самого «крутого» обогащения. На вершине российской бизнес-элиты очень часто присутствуют не эффективные предприниматели, а назначенцы, получившие по решению умирающей партии различные доли некогда советского государства (сырьевые отрасли, деньги для банков и т.д.) в обмен на преданность тем, кто эти доли раздавал. Эти люди могли бы в самом начале бизнес-пути себе признаться, что они – просто счастливчики. И стать богатыми, но при этом честными, высоконравственными людьми. Однако тогда им пришлось бы признать свою обычность. А так – исключительность. Все, с этого момента нравственность этих людей по определению не могла оставаться высокой. Свой личный секрет внезапного обогащения они сразу возвели в степень государственной важности, обсуждать и изучать который никому не положено. И чтобы никто и никогда не смог покуситься на их позицию, они воспроизвели систему круговой поруки. Не они ее придумали, но они внесли в новую российскую жизнь одно из самых мрачных «достижений» СССР – круговую порукку.

Ооо, КРУГОВАЯ ПОРУКА! Это сложнейшая система взаимных обязательств и неписанных правил, пронизывающая российское общество сверху до низа и вширь и глубь. Система, работающая и «по вертикали», и «по горизонтали». Система, которую невозможно взломать, т.к. она имеет свойство регенерации. Оборванное звено заживает как по мановению волшебной палочки. Самое удивительное, что честному человеку в принципе невозможно интегрироваться в эту систему. Если честный человек в силу обстоятельств попадает в эту систему, он или перестает быть честным (что обычно случается), или оказывается немедленно вышвырнутым назад, из системы. С потерей должности, статуса и т.д. Впрочем, таких честных, вероятно, подавляющее меньшинство.

Так вот, именно круговая порука – и есть та среда, в которой получение доходов от ВВМ стало основным занятием. Собственно, для того круговая порука и нужна, чтобы охранять получателей ВВМ доходов от любых посягательств.

Все было бы совсем шито-крыто, но вот в чем беда: какая бы строгая дисциплина отношений ни была бы в системе круговой поруки, очень непросто бывает сдержать волчьи аппетиты конкурирующих ее участников. В сущности, круговая порука – это лишь линия обороны от внешнего мира. А внутри – «на войне, как на войне». Как бы ни были велики доходы от ВВМ, их все равно всегда всем мало. Ведь тормозов-то становится у человека тем меньше, чем дальше он зарывается. Просто такова человеческая природа.

Продолжим наши рассуждения. Есть идеальный (с точки зрения «национальной идеи») механизм обогащения – ВВМ. Есть мощная система, стоящая на страже ВВМ-получателей – круговая порука. Так, может быть, это хорошо? Не только для ВВМ-получателей хорошо, а хорошо для всего общества, для государства в целом?

Увы, катастрофично плохо. Казалось бы, идиотский вопрос: хорошо или плохо для взятничество как явление в обществе? Нет, этот вопрос вовсе не идиотский, потому что многие наши соотечественники искренне не понимают, чем ВВМ и взятничество в том числе так плохо, если позволяет людям стать богатыми. Просто кто-то реализует на практике принцип «хочешь жить – умей вертеться», а кто-то – ленится. Но задача наших рассуждений – понять, почему именно фактор массового наличия ВВМ является важнейшим фактором всех наших бед и отличия текущего кризиса в России от мирового кризиса.

Главная трагедия России

Главная трагедия России – это невозможность громко озвучить основные проблемы развития государства, без чего невозможно искать и находить эффективные пути для их решения. Дело в том, что государство не может признать истинную роль ВВМ в экономике страны. Признание государством факта, что стремление к обогащению через ВВМ для граждан страны – это норма жизни, было бы убийственно для большой политики, в основу которой официально по прежнему положены ценности социальной ориентации. Это бы значило, что гражданская позиция свелась у народа к примитивному потребительству.

Было бы глупо думать, что спецслужбы страны не представляют истинных масштабов роли ВВМ в жизни россиян. На интуитивном уровне высочайшая роль взяток, воровства и мошенничества предельно ясна даже старушкам во дворах домов. Но другое дело – озвученное официальное признание. На практике государство учитывает определяющую роль ВВМ в экономике страны. Пара примеров.

И в администрации президента, и в правительстве, прекрасно понимают, что невозможно инновационное развитие страны без соответствующего финансирования инновационных программ. Но вот в чем вопрос: как это сделать, если большая часть всех выделенных из бюджета сумм путем мошеннических операций будет непременно украдена? Если за взятки чиновники наверняка дадут деньги не тому, кому их действительно следовало бы дать, а дадут «своим» или тем, кто гарантированно выплатит «откат»? Придумали, как сделать: создали особые национальные программы, в рамках национальных приоритетов. Результат известен – эти технологии не помогли существенно снизить долю ВВМ при распределении выделенных средств.

Но самое главное, что ВВМ напрочь блокировало возможность эффективного расходования больших потоков нефтедолларов в период высоких цен на нефть. Можно, конечно, говорить о том, как необходимо было создание финансовой «подушки безопасности», покупая в госрезервы американские бумаги Фанни Мэй, Фредди Мак Трежерис. Вот только развития собственной экономики эти бумаги не давали и дать не могли. Но как можно было давать деньги на развитие реального сектора российской экономики, если любые суммы, направленные в нее на что угодно, были бы непременно украдены? Или вроде бы и пошли на цели по назначению, но неэффективно. А как средства могут пойти эффективно, если у чиновников, их распределяющих, цель одна – получить, выдавая деньги, наибольший откат? А у тех, кто эти средства получал бы, цель была бы аналогична: как можно больше экономии на необходимых затратах по существу, и как можно больше в фонд оплаты труда, в премии и опять же на откаты? Вместо реальной инновационной деятельности получилась бы «распиловка», и не более. Об этом было сказано миллион раз.

Но государство не спешит признавать, что ВВМ для страны — это национальная идея, ставшая национальной трагедией. Это раковая опухоль на одной из последних стадий жизни государства. Что дальше? А дальше наступил кризис…

Национальные особенности российского кризиса

У государства абсолютно нет контроля за наиболее существенной долей суммарных доходов населения — ВВМ. ВВМ в России столь повсеместны и существенны по экономическому значению, что фактически определяют экономику страны. ВВМ никак не связаны ни с эффективностью производства, ни с величиной налогов и системой их администрирования и т.д. Никто не знает, какова именно истинная доля дохода граждан от ВВМ в совокупном доходе населения. Даже качественно оценить ее сложно – там, где возможность ВВМ велика (в Москве, где сосредоточены органы власти, офисы крупнейших корпорация и т.д.) налицо все атрибуты «высокого» уровня жизни – автомобили премиум-класса, загородные виллы и прочее. И если бы была возможность сопоставить стоимость всего этого имущества с официальными доходами его обладателей – можно было бы что-то утверждать. Но такой возможности никто никогда в России не допустит.

В условиях инфляции запросы людей растут на ожидании более высоких цен, и, соответственно, совокупная масса доходов населения от ВВМ также растет, ибо «тарифы» на ВВМ устанавливаются участниками этого «бизнеса» самостоятельно, исходя из ожидания удорожания жизни.

Государство не в состоянии управлять размером доходов населения от ВВМ, и, естественно, не может учесть эти доходы граждан при планировании экономики. Во-первых потому, что не имеет инструмента определения массы ВВМ-доходов, а во-вторых потому, что идеологически не готово их вообще признать. Как бы коррупция у нас, конечно, есть, но она не оказывает на показатели совокупных доходов населения сколько-нибудь значимого влияния. Однако именно ВВМ оказывает определяющее значение на уровень суммарного потребления в России. И т.к. доходы от ВВМ в кризис не снижаются, а напротив растут, то и совокупный уровень потребления в стране также растет, причем гораздо больше, чем ему положено было бы расти с учетом кризисного «замораживания» зарплат, роста числа безработных. Поэтому в кризис во всем мире потребление резко снижается, а в России остается прежним и даже подрастает.

Однако в кризис характер этого потребления меняется – на первое место начинает выходить не совершение дорогих покупок (лучше подождать, пока от кризиса недвижимость и автомобили подешевеют), а укрепляется отложенный спрос – т.е. формирование накоплений. Накопления нет смысла делать в рублях, т.к. всем понятно, что при падении в три раза цен на нефть, выручаемой государством рублевой массы окажется явно недостаточно для потребностей государства, и рубль государство будет опускать вниз. Значит – накопления доходов от ВВМ нужно помещать в валюту. Что еще больше формирует на нее спрос, и как неизбежное следствие – дальнейшее давление на рубль. Тот еще больше падает, неизбежно усиливая инфляцию (товары-то у нас импортные, за валюту закупаемые). Она, в свою очередь, подстегивает запросы по ВВМ, все сильнее раскручивая спираль инфляции.

Т.к. государство ни в какой степени не в состоянии влиять на величину доходов от ВВМ, то получается, что государство В ПРИНЦИПЕ не имеет возможности бороться с инфляцией. В России это именно так. И не в состоянии помочь ни грамотная монетарная политика, ни регулирование ставки рефинансирования. Никакие известные экономические инструменты не способны помочь власти обуздать инфляцию, потому что государство абсолютно не контролирует доходы от ВВМ — САМУЮ ГЛАВНУЮ часть доходов населения, не только самую большую, но что главное — заведомо ИЗБЫТОЧНУЮ для экономики часть доходов.

Ведь если эти же деньги отнять у получателей доходов от ВВМ, и распределить, например, среди врачей и учителей, инженеров да и простых офисных клерков, то они уж точно найдут, на что потратить эти деньги. Сразу потратить, т.к. из-за недостаточной для нормальной жизни зарплаты неудовлетворенных потребностей у них тьма.

Конечно, и такой спрос породил бы стремление продавцов поднимать цены. Но вот делать это постоянно никому бы не удалось – как бы ни был велик объем средств, получаемых гражданами от ВВМ, число этих людей (т.е. получателей доходов от ВВМ) в процентном отношении от общего трудоспособного населения не столь уж велико. И если все деньги от ВВМ «размазать» по всем, то вряд ли у всех сразу появятся излишки. А значит, люди будут тратить деньги, все же разглядывая ценники. И отказываться от покупок, если цены начнут расти слишком шустро. Инфляция при этом тоже будет, но очень небольшая…

Но самое важное — то, что в нормальном капиталистическом обществе избыточных денег не может быть. Представим, что некий капиталист заработал «лишний» миллиард. Он что, будет мучиться, чем бы его связать? Да нет, он вложит его в расширение своего бизнеса. Или вложит в чужой бизнес, купив чьи-то акции. Или приобретет государственные ценные бумаги и т.д. В банк положит, в конце-концов. В любом случае, эти деньги не будут «лишними», они будут работать на благо развития экономики.

А во что будет вкладывать деньги взяточник, вор, мошенник? Может, кто-то, неправедным путем «заработавший» лишний миллион (долларов, конечно), купит на него новые компьютеры своему ведомству? Да он даже в какие-нибудь акции вложить эти деньги спешить не будет. Ведь грязная природа этих денег всегда может всплыть, зачем же им светиться? Да и зачем ему акции? Уж он-то понимает, как обнулить, поиметь на славу горемычных миноритарных акционеров. Вот и идут эти деньги в валюту. И – на Запад, на свободу, в их банки! Так что «да здравствует инфляция»!

Российский фондовый рынок свалился куда сильнее всех мировых. Об этом все знают. Но почему-то никто не называет вразумительных причин столь опережающего падения. А они опять же связаны с наличием в России ВВМ. Все понимают: никто в России честно не работает. Логика простая: я всех «кидаю». Другие хотят «кинуть» меня. Значит, купив чужие бумаги, я захожу в чужой бизнес, но не владея его контрольным пакетом, меня постараются при удобном случае «кинуть». Это чужая игра, но я (такой умный) на ней все равно хочу сделать «бабло». Так что, заходя в их акции, я как на минном поле – и пройти надо, и живым остаться. Вот и кинулись все наутек, опережая друг друга, чуть запахло жаренным…

Эффективная борьба с ВВМ невозможна – и в этом наша трагедия

Можно ли сделать так, чтобы полностью изничтожить ВВМ? Увы, абсолютно невозможно, по крайней мере – в российском обществе.

Во-первых, упомянутая система круговой поруки, стоящая на защите ВВМ, невероятно сильна, эффективна и живуча. Закалку она получила еще в Советском Союзе, это же социалистическое наследие. Тогда в принципе нельзя было жить честно, т.к. идеология гласила, что в первую очередь – для общества, а во вторую – для себя. Однако природа создала человека эгоистом. Этот конфликт между природой и социалистической идеологией и породил систему круговой поруки, позволявшей в условиях социализма потреблять «по природе», для внешнего мира оставаясь идеологически правильным, т.е. заботившимся об интересах общества. Понятно, что с падением социализма в нашей стране все худшее мы свято сберегли и приумножили…

Во-вторых, бороться с доходами от ВВМ – значит бороться с миллионами соотечественников. Геноцид, прямо-таки, какой-то получится. Заставлять людей рубить сук на котором они все сами сидят? Так имитировать же будут, не более. Делать вид, что рубят. Щепки лететь обязательно будут – невиновных может много пострадать. А вот в самом деле никто под собой сук рубить не станет. Все обернется пустой, но затратной кампанейщиной по борьбе с коррупцией. Примут жесткие антикоррупционные законы. Расширят и усилят соответствующие правоохранительные органы. Даже выборочную и прилюдную порку каким-нибудь «слабым звеньям» зададут! Что, собственно, и происходит сегодня в нашем государстве.

Не стоит заблуждаться – относительно невысокая доля получателей доходов от ВВМ в общем населении России связана не с высоким (в целом по стране) уровнем нравственности большинства наших соотечественников, а с отсутствием у многих возможности получать такие доходы. Согласитесь, взятку дают только тому, кто что-то в состоянии решить, разрешить и т.д. Воровать можно только там, где есть что украсть. А мошенничество уместно лишь при наличии идеи и доступа к инструментарию для реализации этой идеи. Так что многим и в России лишь приходится быть честными и неподкупными…

Так что же делать, совсем не бороться с ВВМ? Нет, бороться. Но методы этой борьбы – отдельная тема. В любом случае, борьба с ВВМ (а не только коррупцией) – это очень, очень длительный и болезненный процесс. Страна переживает глубочайший системный кризис, и пока он не подойдет к завершению, борьба с ВВМ так же бессмысленна, как призывы к волку быть добрее.

Единственным эффективным методом борьбы с ВВМ в столь «запущенном состоянии», вероятно, являются крайне жесткие тотальные репрессии. Если, конечно, их удастся подготовить и организовать некой очень сильной личности, стоящей во главе государства. Опыт Сталина показал отменный результат. Но какой ценой – мы все знаем. Это философский вопрос: хорошо ли, когда процветает государство, но за счет тотального страха граждан и массового несправедливого истязания собственного народа. Нам всем это сегодня нужно? А других путей радикального, в одночасье (т.е. за одно поколение) уничтожения ВВМ скорее всего просто не существует. Это пессимистичный взгляд. Но для оптимизма просто не видно оснований. Остается вести аккуратную и очень длительную работу с людьми, на протяжении нескольких поколений. Вот только кто ее будет вести? Сразу стоит оговориться: никакая религия не сделает людей истинно честными. Это тоже отдельная тема, не будем ее касаться. Однако ясно: в обществе должен сработать инстинкт самосохранения. Природа так заложила. На это и будем надеяться…