Вы здесь: Главная > Турчинский: жизнь полосатая, как в анекдоте про зебру

Турчинский: жизнь полосатая, как в анекдоте про зебру

— Владимир Евгеньевич, почему вы согласились поучаствовать в тольяттинском фестивале, как нашли «окно» в своем плотном графике работы?
— График плотен ужасно, невероятно. Но дело в том, что, когда меня приглашают на какие-то бойцовские мероприятия, а, тем более, на фестиваль борьбы, я всегда с радостью соглашаюсь, потому что, как ни крути, а двадцать лет жизни отдано борьбе.

— Вы
ушли из программы «Смех без правил» из-за того, что слишком загружены?
— Отчасти и по этой причине. Просто график съемочный был так выстроен, что на дочку, жену и маму совсем не оставалось времени. Всех денег заработать нельзя, мы живем, чтобы получать от жизни удовольствие, а не ради работы.

— Сегодня экономическая ситуация тяжелая, в частности, в Тольятти с детским и профессиональным спортом связаны большие проблемы. Как вы к этому относитесь?
— Дело в том, что у нас сложная экономическая ситуация уже последние несколько десятилетий, к этому, в принципе, я привык. А то, что находятся люди, которые способны в этой ситуации организовывать подобные мероприятия, ничего, кроме уважения, не вызывает. Еще Марк Авель сказал: «Делай, что должен, и будь, что будет». А ситуация все время будет сложная.

— А как вы относитеськ идее создания военно-спортивного союза Михаила Тимофеевича Калашникова?
— Великое имя России. Будем ждать великих дел от союза.

— Как вы пришли в кино?
— Такая история. Я вел программу «Папа, мама, я — спортивная семья», а продюсеры этой программы были продюсерами сериала «Куба-антитеррор», в третью серию пригласили меня, заканчивал я этот сериал в главной роли.

— Считаете ли вы свою спортивную деятельность экстремальной?
— Таковой не считаю, но понимаю, что моя семья ее находит вполне экстремальной. Потому что нормально, если в неделю есть три перелета, куча соревнований. Я прилетаю в Москву, иду делать плазмофорез — кровь почистить, улетаю в Сочи, веду там мероприятие, прилетаю, сразу с самолета еду проводить «Зарницу». Вот такой график.

— А что для вас экстрим?
— Это, на самом деле, когда очевидные вещи, понятные для большинства людей, не находят отклик у людей, которые могут поменять что-то в определенной ситуации. Я сегодня поездил по Самаре, для меня, как туриста-любителя, место очень интересное. Мне непонятно, почему это не используют люди, которые тут живут? Я имею в виду руководителей. Волга, лес — все, что нужно для того, чтобы заниматься, по крайней мере, оздоровлением нации.

— Вы были на открытии в Тольятти зала единоборств?
— Вы все в какой-то легкой эйфории находитесь. Каково население страны? Аналогию проведу с Москвой. Один микрорайон — это порядка 100 тысяч человек. Любой, даже очень крупный спортивный зал, комплекс, фитнес-центр имеет пропускную способность 3- 5 тысяч. То есть, на 10 тысяч человек, в принципе, при хорошей рекламе можно строить один фитнес-центр, и на микрорайон их должно быть 10. Тогда можно говорить о том, что руководство страны озабочено здоровьем нации, за счет чего уменьшается количество заболеваний и т.д. Можно много параллелей провести. Вот у вас открылся зал единоборств. С одной стороны — это здорово. С другой — почему один-то? И такая ситуация везде.

— Многим детям вас приводят в пример — будешь много кушать и станешь таким же сильным и здоровым, как «Динамит». Были ли у вас идолы, кумиры, на которых вы когда-то равнялись?
— Я это слышал такие высказывания. Кумиров не было, были люди, которых я глубоко уважаю до сих пор — это Юрий Петрович Власов, Валентин Иванович Дикуль. Можно по-разному относиться к тому, чем они занимались и занимаются сейчас, но сам факт — это то, что вся их жизнь — некий поступок.

— А политика вас в каком-нибудь виде интересует? Братья Запашные на съезде «Единой России» сидели в первых рядах, некоторых это очень удивило.
— Меня тоже.

— То есть, вас политика не интересует?
— Скажем так, волею судьбы меня избрали в законодательное собрание, но у меня глубокое убеждение, что здесь нужно быть востребованным поступками, а не пиаром. При всем уважении.

— С какими фестивалями могли бы сравнить тольяттинское мероприятие? И с кем доводилось общаться из тех, кто сегодня будет выступать?
— Дело в том, что сегодня будет происходить — это большое, значимое, просветительское мероприятие, которое не является соревнованием, оно ознакомительное, поэтому должно привлечь как можно большее количество детей для того, чтобы показать красоту мира единоборств. Я по миру много езжу, и вижу, что мероприятий достаточно в большом объеме и очень значимых проводится повсеместно. Здесь ты находишь энтузиастов, которые понимают всю значимость этого движения, они должны это организовывать, находя понимание у первых лиц государства. Я проводил «Битву чемпионов» на малой арене «Лужников» в присутствии Владимира Владимировича Путина, и знаю, что у первых лиц нашего государства это вызывает понимание и поддержку.

— Кстати, 5 декабря вы будите проводить следующую «Битву чемпионов»?
— Это вопрос не ко мне, а к организаторам. Как ни крути, я на все согласен! Но я не единственный ведущий шоу в этой стране.

— Группа «Русские богатыри» отмечала, что часто вы даже рекорды фиксировали с их участием. С кем еще из участников шоу приходилось общаться?
— Я, к сожалению, не со всеми поздоровался, но я просто огромное количество таких мероприятий веду — от Львова до Южно-Сахалинска. Недавно проводил матчевую встречу «Россия против мира» — чемпионат мира по драке (есть такая федерация «Драка»). Поэтому и здесь встречал знакомых, с которыми когда-то пересекался и даже боролся.

— Журналисты, наши московские коллеги из крупных «желтых» изданий не достают вас тем, что Турчинский был с тем-то?
— Во-первых, я абсолютно не интересен им с точки зрения сплетен. Хотя иногда я тренируюсь, слушаю «…говорит Москва», что вчера в одиннадцатом часу ночи в каком-то клубе Турчинский был замечен с Аней Семенович, а мы с женой в это время были, например, в кино. Но я понимаю, что всем надо кормить свои семьи, и совершенно спокойно к этому отношусь, как к погоде. Например, никому не придет в голову ругаться на ветер, снег, дождь. Да, они так зарабатывают себе на пропитание, но обрезают себе круг общения — со мной они уже общаться не будут, по крайней мере, если я запомнил, кто это написал.

— Как вам отечественные автомобили, не только тольяттинские, но и другие? И как вам технические виды спорта?
— Это вопрос шутейный? Я нормально отношусь к отечественным автомобилям, у меня они были. Форд еще сказал, что хорош тот автомобиль, на котором ты ездишь. Поэтому здесь, как любой род человеческой деятельности — во что ты вкладываешь, то ты и имеешь. Если вкладываешься в отечественный автопром, значит — автомобили хорошие. Если не вкладываешься, то мы имеем то, что имеем. Мне нравится, если люди увлекаются моделированием, автоспортом, мотоспортом, байком, это можно только приветствовать. Я далек от сознания, что вся страна должна заниматься единоборствами, хотя у меня была мысль в детстве, чтобы в олимпийских играх принимали участие только борцы.

— А с точки зрения болельщика, за какие виды спорта болеете?
— Я болею за свою семью, иногда — за себя, у меня вчера так давление подскочило, и я болел за себя. Я знаю, например, в Тольятти большое развитие имеет спидвей. В свое время я с ребятами из Ульяновска даже дружил очень долгое время, там тоже популярен был спидвей. То, что развивается, за то и болеем.

— А экстремальными видами спорта не приходилось заниматься?
— Что в вашем понимании экстремальные виды? Я президент профессиональной лиги силового экстрима. То, что для обыкновенного человека экстрим, для меня — норма жизни. Я ныряю, погружаюсь с аквалангом, мне не нравиться прыгать с парашюта, хотя я прыгаю. Я самолетов в свое время перепробовал немало — достаточно экстремальное занятие. Занимался скалолазанием, хотя не профессионально, поскольку с моим весом это невозможно. Нет, каждый должен заниматься своим делом.

— Ваши пожелания тольяттинцам, вазовцам, которые сейчас переживают, может быть, не самые легкие времена?
— Относитесь к этой ситуации с юмором, считайте, что жизнь полосатая, как в анекдоте про зебру, которая и белая, и черная. Спрашивают — ну как, вчера белая была?