Вы здесь: Главная > Террористы на Кавказе полюбили легенды

Террористы на Кавказе полюбили легенды

В дагестанском городе Дербент 8 сентября около 200 человек местных жителей устроили стихийный митинг, в ходе которого была перекрыта автотрасса. Представители правоохранительных органов не сумели убедить митингующих освободить проезжую часть, и для того чтобы восстановить дорожное движение пришлось привлечь ОМОН. Несколько человек были задержаны за оказание сопротивления сотрудникам милиции.

Причиной для беспорядков стало исчезновение гражданина Сиражудина Шафиева, 1971 года рождения.

По словам жены похищенного Хадижат Шафиева, утром 8 сентября автомобиль Сиражудина в районе южной автостанции Дербента подрезали и блокировали две машины. Выскочившие из них люди в камуфляже и масках, не представившись и не показав документов, на глазах многочисленной толпы грубо вытащили Шафиева из его автомобиля, затолкали в один из своих и увезли в неизвестном направлении.

Хадижат, уверяет, что спустя примерно полтора часа в небе были замечены вертолеты – их появление, по мнению женщины, означало, что тело ее мужа увезли в какой-то лесной массив. Она довольно оперативно обзвонила родственников, которые
немедленно организовали митинг. По некоторым данным, к его организации подключилась такая одиозная организация, как «Матери Дагестана».

Жена похищенного уверяет, что ее мужа забрали «силовики», и тут же заверяет, что Сиражудин не придерживается никаких радикальных исламистских взглядов и не связан ни с подпольем, ни с «лесными братьями». Примечательно, что Хадижат, рассказала, что их дом находится по соседству с домом Эмирали Магомедова, с которым ее муж время от времени общался. Напомним, Магомедов пропал с работы в конце августа, а спустя два дня он оказался в числе убитых в ходе спецоперации боевиков.

История Шафиева, как и несколько раньше – Магомедова были немедленно подхвачены и раздуты СМИ и правозащитниками, которые представляют их, как неоспоримые доказательства существования «эскадронов смерти». И тот и другой, были похищены
среди бела дня, при большом скоплении народа, как будто похитители специально стремились, чтобы было как можно больше свидетелей их преступления. В других случаях, когда людей забирали из дома, это делалось в присутствии родственников.

Но, как мы знаем на примере горячих точек Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной Азии, действовавшие там «эскадроны смерти», старались не афишировать свои действия. Если человека забирали (или, как бывало чаще – убивали) из дому, то, как правило, уничтожали и всех его домочадцев. В любом случае свидетелей стараются не оставлять. А тут как будто стремятся оставить как можно больше очевидцев. Что за непрофессионализм!

В этой связи вспоминается нашумевший в свое время фильм «Иди и смотри». Там довольно подробно показывается процесс ухода в лес. За «рекрутом» приходят партизаны в немецкой форме и имитируют арест.

Подобные методы практикуются и в Дагестане. Причем тут дело не в страхе перед репрессиями в отношении близких (как в Белоруссии), которые не практикуются российскими спецслужбами. Просто будущие террористы стремятся таким образом
решить сразу ряд вопросов.

Во-первых, слухи о похищениях и «эскадронах смерти» подрывают доверие людей к властям, и ухудшают международный имидж страны.

Во-вторых, митинги протеста, вызванные этими слухами, и их разгоны серьезно дестабилизируют ситуацию в республике.

В-третьих, в том случае, если террорист в последствии окажется задержанным спецслужбами, легенда о «похищении» дает ему шанс на оправдание присяжными. Он будет рассказывать им, как его похитили чекисты, держали в тайной тюрьме, пытали, заставляли взять на себя кучу преступлений. И не выдержав пыток, он дал требуемые от него «признательные» показания, от которых теперь отказывается. Несколько раз такая комбинация срабатывала.

И, наконец, в-четвертых, если террорист погибает, то родные заявляют, что его на самом деле где-то расстреляли, а потом его тело подбросили на место боя. После чего идут обвинения в адрес властей, обращения в правозащитные организации, в СМИ, Страсбургский суд. Грандиозный пропагандистский эффект гарантирован.

Есть основания предполагать, что абсолютное большинство «похищений» происходят именно по такой схеме. Механизм детально отработан и обслуживается массой людей – журналистами, правозащитниками, родственниками террористов, наконец, и теми, кто
оплачивает все это.

И хотя эти люди сами не стреляют, не взрывают бомбы, но наносят ущерб нашей стране и нашему народу не меньший, чем сами боевики. По сути дела, они и составляют важнейшую часть инфраструктуры террора, тем «питательным раствором», вне которого он просто не может существовать.