Вы здесь: Главная > Свиной грипп в России: побаиваемся и ничего не делаем

Свиной грипп в России: побаиваемся и ничего не делаем

Писатель-фантаст Леонид Каганов недавно провел маленькое исследование: он искал в блогах упоминания всех известных ему эпидемий последних лет. «Атипичная пневмония, птичий грипп, а теперь еще и свиной; я все это называю «тотемным гриппом»», — говорит Каганов. Он подсчитал количество откликов по каждому заболеванию и составил график. Получилась такая тенденция: пик отзывов по «тотемному гриппу» происходит раз в три года, и каждый раз — по весне. «Если моя теория верна, то в 2012 году можно ожидать очередной эпидемии — козьего или рыбьего гриппа», — смеется писатель.

Каганов шутит, а главный инфекционист России Виктор Малеев — нет. «Может угрожать и рыбий грипп. Я серьезно. В Норвегии что-то о нем говорили», — отвечает Малеев на вопрос о грядущих эпидемиях. По его словам, Россия не хуже других стран готова к возможным эпидемиологическим угрозам. С ним солидарны все опрошенные Newsweek специалисты. Но многие из них также солидарны в другом: всегда может прийти новый вирус, настолько заразный и смертоносный, что его не смогут остановить никакие превентивные меры.

Жутко заразный и смертоносный — это точно не свиной грипп (A/H1N1), добравшийся до России в конце мая. К моменту сдачи номера в стране было уже трое заболевших, и, вероятно, будут новые случаи — но все это не очень опасно, говорят эпидемиологи. «У специалистов эпидемия паники не вызывает. Это, так сказать, учебная тревога», — говорит редактор сайта «Эпидемиолог.ру» Андрей Романчук. Все заболевшие уже поправились — A/H1N1 прекрасно лечится традиционными противовирусными средствами.

Тем не менее это действительно первый серьезный тест на прочность — все мировые эпидемии последних лет обходили Россию стороной. В России не болели атипичной пневмонией и не заразились птичьим гриппом — от него, правда, серьезно пострадало отечественное птицеводство. Свиной грипп оказался хитрее — он не такой убийственный, как его собрат H5N1 (птичий грипп), но распространяется гораздо быстрее.

16 мая у сотрудника Университета Нью-Йорка Дмитрия Малышева сильно заболела голова,18 мая он без проблем прошел санитарный контроль на российской границе, 22 мая в России официально зафиксировали первый случай свиного гриппа. Российская система здравоохранения впервые за много лет столкнулась лицом к лицу с новым штаммом вируса, от которого страдает уже полмира.

САМАЯ ПРИВИТАЯ СТРАНА

Готовиться к нему стали еще в апреле, когда стало ясно, что появившийся в Мексике штамм опасен и легко передается от человека к человеку. Тогда была созвана «противовирусная» комиссия под председательством первого вице-премьера Виктора Зубкова. Первое совещание было экстренным, но потом, как говорит собеседник Newsweek в правительстве, все перестали нервничать и быстро перешли в рабочий режим. С тех пор чиновники встречались еще четыре раза, и теперь Виктор Зубков уверен, что самое страшное позади.

Расчет властей — на оперативность медиков и сознательность граждан. С первым проблем вроде нет: службы экстренной медицинской помощи приведены в состояние «повышенной боеготовности» и высылают скорые буквально на любой чих. Корреспондентка Newsweek недавно контактировала с человеком, приехавшим из Америки. На прошлой неделе ей стало плохо, и она набрала «03». «Говорите, был контакт с приезжим из США?» — уточнили в скорой. Машина приехала через десять минут. А еще через полчаса повеселевший усатый врач, выходя из квартиры, говорил кому-то по телефону: «Контактировал тут с одной, подозрение на свиной грипп — ага, тот самый. Так что целоваться сегодня не будем». У корреспондентки Newsweek оказался ларингит — банальное воспаление горла.

«Вспышки не будет, мы рассчитываем, что все ограничится несколькими случаями, — говорит член правительственной комиссии. — О негативных сценариях даже нет смысла говорить, будет позитивный». По его словам, ситуация отслеживается не только в аэропортах, но и на всех пограничных постах.

Замдиректора санитарного департамента Минздравсоцразвития Галина Чистякова говорит, что у России большой опыт борьбы с эпидемиями. «С 2002 года мы — зона, свободная от полиомиелита, на пороге ликвидация кори. В прошлом году благодаря прививкам у нас было всего 30 случаев кори, и они приехали к нам из ближнего зарубежья», — говорит Чистякова. С ней согласен зампред думского комитета по охране здоровья Сергей Колесников. «У нас самая привитая страна в мире, — уверяет депутат, — за счет государства у нас привили от гриппа в прошлом году 18 млн человек, а еще 8 млн привились самостоятельно». От нового штамма вакцины еще нет, но велика вероятность, что у привитого обычной вакциной человека болезнь будет протекать легче.

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ

В принципе все опрошенные Newsweek эксперты признают: власти действуют по единственно правильному сценарию. Медики оперативно реагируют на сообщения о заболевших, санитарное ведомство рапортует об излечившихся, правительственные чиновники ободряюще улыбаются. Паники нет — по крайней мере об этом свидетельствуют социологические опросы. Возможно, ее нет из-за чисто психологических факторов.

«Паника — это страх, подогретый слухами», — говорит руководитель отдела клинической психологии Научного центра психического здоровья Сергей Ениколопов. По его мнению, большинство российских граждан сейчас не воспринимают свиной грипп как реальную угрозу. «Дело не в количестве заболевших, а в мощи информационного воздействия. Оно пока не достигло своего апогея», — говорит он.

При этом психолог напоминает, что у каждого народа есть историческая память — как пережить эпидемию. «Лондон — большой старый город, еще помнит, как во времена Шекспира чума выкашивала целые районы», — Ениколопов говорит, что у городских жителей «в крови» вырабатывается готовность к защите от эпидемий и стихийных бедствий.

«Этот опыт навязывается вновь прибывшим, будь они из Турции или Марокко, — говорит психолог. — Но в Москве уже не осталось тех, кто пережил городские пожары начала века, тиф, испанку. Появляется большая толпа приезжих и не хватает ретрансляторов культурных форм поведения. Почему в Москве не носят респираторы в метро и на работе? Я думаю, это не надежда на авось, а форма сопротивления: не буду ли я выглядеть идиотом?» Депутат Сергей Колесников считает, что в России наплевательски относятся к защите от эпидемии по другой причине: «Что вы хотите: нас десятилетиями приучали, что забота о здоровье человека — это дело государства».

РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ

Чиновники утверждают, что государство поможет и в этот раз: мол, уже задействованы хорошо отработанные превентивные и лечебные механизмы. Превентивные механизмы — это просвещение населения, разработка экспресс-диагностик, контроль на границах с неблагополучными странами, постоянный мониторинг, при необходимости карантин. «Роспотребнадзор вовремя принял все необходимые меры», — считает Тамара Лобова, ученый секретарь НИИ гриппа.

Карантинные меры, если надо, могут быть очень жесткими. В 70-х годах из-за вспышки холеры, которая тогда считалась особо опасной инфекцией, войска оцепляли Керчь и Астрахань, людям запрещали въезд и выезд. «Система [карантина] отработана для особо опасных инфекций, таких как чума, лихорадка Эбола, — говорит врач-эпидемиолог Сергей Романчук. — А при нашем гриппе никаких особых карантинных мероприятий не предусмотрено, ну кроме карантина в больницах».

Впрочем, все эти меры могут оказаться бесполезными, если возникнет новый, непредсказуемый штамм вируса. «Даже контроль в аэропорту — измерение температуры — не гарантирует абсолютного предотвращения попадания в страну инфекции», — говорит эпидемиолог Альбина Покатилова. Она считает, что пока россиянам просто везет. «Наши чиновники заявляют о «микробиологической неприступности» наших границ. А вот интересно, было ли проведено вирусологическое исследование материалов гражданки Китая, которая внезапно умерла на территории России две недели назад? И где люди, которые с ней контактировали?» — спрашивает специалист.

Эпидемия свиного гриппа пойдет на спад — и о нем быстро забудут. Появится новый, не очень опасный штамм — и от него тоже всех вылечат. «Если война дает толчок научно-техническому прогрессу, то эпидемия двигает науку и повышает культуру самозащиты людей, то есть гипотетически идет подготовка к новым эпидемиям», — утверждает редактор портала «Эпидемиолог.ру» Андрей Романчук.

Но если вирус будет опасным, то есть если будет быстро распространяться и убивать не каждого тысячного, а каждого второго, то накопленного опыта может быть недостаточно. Тогда ученым и чиновникам придется срочно изобретать что-то совсем новое. Быстро сделать вакцину невозможно — на это уходят долгие месяцы и даже годы. Бороться с таким вирусом традиционным санитарным арсеналом тоже вряд ли получится. «Надо признать, что многое будет зависеть не от нашей готовности, а от поведения вируса, которое не всегда можно предсказать», — говорит главный инфекционист России Виктор Малеев.

ОПРОС: Что такое свиной грипп?