Вы здесь: Главная > Спасти технократическую прослойку

Спасти технократическую прослойку

Российская Федерация, в общем-то, близка к своему финалу. Продолжение нефте-сырьевого сценария развития страны — это ее гарантированный распад. Надо переходить на инновационный путь развития, строить полноценную современную экономику, даже не то, что современную, а экономику уже завтрашнего дня, потому что в современной мировой экономике для Российской Федерации места нет. Сейчас самое слабое звено капиталистического мира — это РФ.

Проблема не в государстве и не в России как таковой, а в правящей страной элите. Современная российская элита является совершенно профнепригодной. Это «капитаны мертвого корабля» — они, в общем-то, никогда не занималась настоящими созидательными проектами чего-то нового, проедая советское наследие. Если эти люди начнут разрабатывать стратегию развития страны… Сами понимаете, какая это будет стратегия.

Если президент Дмитрий Анатольевич Медведев все-таки думает о будущем Российской Федерации и собирается ее сохранить, то ему нужна куда более широкая общественная дискуссия, чем та, которая существует сейчас. Следует помнить, что либералы — это не единственные представители русской общественной мысли. В обществе есть и другие силы. Существуют, например, отечественные технократы, которые готовы учитывать уже имеющийся мировой опыт нелиберального выхода из кризиса, в конце концов, опыт тех же США 1930-х годов при администрации Рузвельта; мыслители, готовые предложить также и новые оригинальные рецепты посткризисного развития. Это тем более ценно, потому что следует помнить — либерализм еще ни одну страну из кризиса на самом-то деле не вывел.

Выйти из кризиса можно, только имея четкую философию будущего, представляя, какое будущее открывается за кризисом — за кризисом современного капитализма. Ведь есть в Российской Федерации и действительно инновационные структуры. Есть, например, фирма, которая успешно занимается венчурным бизнесом. Ее руководитель уже шесть инноваций на Западе внедрил — в Российской Федерации они не пользуются спросом. А ведь речь идет о боевых системах, о двигателе, который на разнице температур работает между улицей и домом, соответственно, обеспечивая автономный источник электричества. О новых материалах, о способах повышения эффективности электростанций на 15-20%. Треть из этих проектов действительно приходится отправлять в корзину — в них содержится полный бред. Однако, две трети оказываются толковыми. Если человек, подобный руководителю, о котором я говорил, сейчас находился в Высшем инновационном совете народного хозяйства, он принес бы пользы гораздо больше, чем тот же Анатолий Чубайс.

В этой же структуре я бы нашел место для Георгия Малинецкого, заместителя директора Института прикладной математики Академии наук, архитектора Виталия Гребнева, который создает новую систему домостроения, жизнеобеспечения, для Бориса Виноградова, профессора Бауманки, бывшего заместителем министра науки и технологий РФ в 1990-е годы, крупного научного авторитета и инноватора с успешным практическим опытом. Это уникальные люди. На смену им уже никто не идет. Сейчас в стране господствуют бухгалтеры-счетчики денег и сектанты-либеральные экономисты, которые по определению не могут сделать что-то стоящее. Но, пока еще существует эта советская прослойка технократов, есть надежда, что Российская Федерация сможет выжить. Но в РФ известность широкой публике достается только посредственным шоуменам, каким-то мафиозным гамадрилам на джипах и гламурным бездельникам. Российская цивилизация пока порождает только неконкурентоспособный человеческий шлак.

То обстоятельство, что Дмитрий Медведев ответил на письмо Максима Калашникова, было чудом. Было бы наивно ожидать второе чудо — позитивную реакцию бюрократического аппарата на письмо, в общем, чуждого ей человека, с идеями, которые объективно подрывают власть бюрократии, ибо Калашников сторонник не бюрократического, а демократического управления.

Коррупцию в стране можно победить. Ее можно свести почти к нулевому уровню, к каким-то десятым долям процента — при помощи новых организационных технологий, предложенных, например, Валерием Водяновым или Спартаком Никаноровым. Стране нужна некая сила, стоящая над государством — потому что само государство способностью к самоочищению не обладает. Есть ли такое инновационное мышление у нынешней власти? Честно говоря, не знаю. Хотелось бы надеяться, что есть. Потому что, повторюсь, речь идет о судьбе Российской Федерации.