Вы здесь: Главная > «Спасибо деду» бывает разным

«Спасибо деду» бывает разным

В эти майские дни уже семьдесят лет как принято вспоминать и говорить «спасибо». Помнить и произносить тем, кто воевал за нашу свободу, страну в которой мы живем и мир в целом. Редко встречается семья в которой ни один родственников не познал ада войны. У меня таких историй несколько, и каждая по своему особенна. Участник обороны Ленинграда и штурма Кёнигсберга, семья, проживающая на оккупированной финами территории, да в такой близости, что слышишь каждый вздох врага, и девочка, которая была отправлена в концлегерь, но судьба дала ей второй шанс. Это не фильмы, не страницы книг или рассказы учителя в школе — это жизнь моей семьи, моя история.

Сегодня хочу рассказать о моём прадеде — Мехнине Игнатии Васильевиче, о том самом инженере, представленному к медале «За боевые заслуги» раненом где-то в близи нынешнего Калининграда.

Прадедушка родился 18 июня 1907 года в селе Гридино Кемского района. Если не вдаваться в подробности, то до ухода на фронт дед, как и большинство гридинских работал в рыбном колхозе рыбаком, да зверобоем. Как только пришла война, прадед собрал катомку и отправился на фронт в должности сапера 175 Инженерно-Саперного Лужского батальона 20 Инженерно — саперной бригады. С 1941 по 1945 красноармеец Мехнин видел многое, да не о многом рассказывал. Если кратко, то полк, сформированный под Мурманском, был отправлен в одно из самых важных мест — на оборону Ленинграда. Родственники плохо помнят рассказы, но было там и о синявинских высотах, невской дубраве, да и о Нарве как не вспомнить, тем более там уже награжденного участника обороны Ленинграда в 44-м ждало ранение и контузия. Слава богу не смертельно. В справках, что семья хранит и по сей день, этот случай описывается по военному сухо — легкое ранение.

После восстановления в марте 1945 дедов путь лежал не к Белому, а к Балтийскому морю и уже в составе с 3-го украинскиго фронта. Это уже было наступление наших войск и историй было больше. Печаль пронизывает каждую. К примеру, женщины хорошо помнят рассказ, как дед на одной из переправ встретил брата, да поговорить им так и не дали. Слезы наворачиваются, а что делать — война, она такая. Страшно было от многого, но больше всего запомнились деду бомбежки самолетов — помнил тот гул еще долго. Видел и осажденные территории , да и разруху, которая окутала ту же Украину, вспоминал неохотно. Говорит, без слез, проезжая эшелоном, не взглянуть.

Конец войны Игнат Васильевич застал в Кёнигсберге, и есть в этом какой-то символизм. Кто-то говорит, что я в эту область понаехал, и быть может он прав, но билет мне сюда был куплен прадедом, который шел с Карелии до сюда с одной целью — победить.

Сейчас о прадеде, умершем 25 апреля 1984 года, напоминают редкие фотографии, справки с военкомата, да награда, коих во время было получено две (участник обороны Ленинграда и медаль «За боевые заслуги») и которые вручали после в качестве вечной благодарности.

Такая вот история и память. Да-да, многие скажут, что сейчас все используют тему Победы и каждый пытается как-то примазаться к этому, но я всё-таки стараюсь говорить спасибо всеми способами. Внутри компании мы собираем поздравления и истории для ветеранов, и я сначала хотел остаться в стороне, но понял, что так делать нельзя. Мы обязательно соберем 70 000 «Спасибо» тем, кто этого заслужил и, надеюсь, что каждое из этих, пусть и виртуальных слов, будет услышано.