Вы здесь: Главная > Рост экономики РФ не создал справедливого общества

Рост экономики РФ не создал справедливого общества

Экономический кризис продолжается. Следом за ним, возможно, последует депрессия, а после — многолетний период восстановления докризисных позиций. А потому сейчас самое время посмотреть, уже ретроспективно, на успехи так называемых «тучных лет», когда страна купалась в нефтедолларах. Например, на успехи в плане распределения национального богатства. Это тем более актуально в виду того, что стержень экономического роста, нефть и газ, как это ни банально, все-таки есть собственность «общенародная».

На днях Росстат опубликовал данные последнего исследования по получателям социальной помощи и поддержки в 2008 году. Оказалось, что государство, неоднократно называвшее себя «социальным», по сути, не увеличивало социальное пособие с 2007 года, а лишь компенсировало инфляцию. Да и то не целиком.

Доклад Росстата крайне любопытен. Так, средний размер социального пособия, выплачиваемого из федерального бюджета, в минувшем году увеличился на 12,7 %. Таким образом, регулярные выплаты льготникам были индексированы на уровне чуть ниже инфляции, которая по итогам года составила 13,3 %. И это несмотря на заверения министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой о том, что «в отношении социальных пособий у нас есть защитные механизмы, которые позволят нам своевременно реагировать на уровень инфляции, индексируя выше, чем было первоначально заложено». Как видно, не сработали защитные механизмы. При этом в 2008 году почти вдвое, с 8,4 млн. до 4,7 млн. человек, уменьшилось число получателей нерегулярных социальных пособий, включая разовые выплаты. Уменьшение числа получателей нерегулярных пособий Минздравсоцразвития объясняет политикой уменьшения таких выплат в пользу увеличения постоянной социальной господдержки. Тем не менее, размер пособий, с учетом инфляции, остался на уровне 2007 года. Средний размер федеральных денежных выплат составил 648 руб. в месяц, региональных — 340 руб. Размер максимального пособия составил 5005 руб., его получатели — дети, находящиеся под опекой.

Этот доклад можно дополнить предыдущим докладом Росстата, также посвященном итогам 2008 года, согласно которому доля самых богатых и самых бедных граждан нашей страны в объеме доходов в 2008 году по сравнению с 2007 годом практически не изменилась. В 2008 году на долю 10 % наиболее обеспеченного населения приходилось 31,2 % общего объема денежных доходов, а на долю 10 % наименее обеспеченного населения — 1,8 %. Знаковое совпадение: и размер соцпособия не изменился и доля богатых и бедных в объеме доходов.

То есть в последний, «пиковый» год нефтяного благополучия перераспределения национального богатства от богатых бедным не наблюдалось. В том числе через такой естественный инструмент как социальные пособия. Отдельной ремарки заслуживает ситуация с пособиями по безработице. Увеличивать их МЭР боится: «Если мы увеличим размер пособия, у нас будет серьезный перекос по зарплате». Максимальный размер такого пособия, широко разрекламированный, составляет 4900 рублей. А вот минимальный, о котором говорят реже, — 800 рублей. Но и это, считает министр, слишком много и «создаст перекос».

Что же было до 2008 года? Может быть, тогда и решалась проблема перераспределения?

Воспользуемся статистикой Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ), тоже вполне официальной. Возьмем распределение по группам населения на 2004 год, то есть на условном «старте» благополучного нефтяного периода. Тогда на самых бедных граждан приходилось 4,7 % национального дохода, а на самых богатых — 17,9 %. К 2006 году первый показатель снизился до 3 %, а второй, наоборот, поднялся до 25,8 %. Цифры за 2008 год названы выше. Становится ясно, на кого работал пресловутый «экономический рост». Беднейшим же слоям населения доходы, в лучшем случае, индексировали в привязке к инфляции. И, если повезет, чуть добавляли сверху. Когда бедный увеличивал свой доход на пару процентов, богатый увеличивал его в два раза.

Возьмем две оставшиеся категории из доклада ВЦУЖ — «среднеобеспеченные» и «малообеспеченные» граждане. Доля первых в объеме доходов с 2004 по 2006 год сократилась с 59 % до 54%, а вторых с — 18 % до 10 %.

Парадокс заключается в том, что никаких, даже самых умеренных шагов, направленных на то, чтобы перераспределить доходы в годы стабильности, сделано не было. Наша налоговая система, например, изначально была создана «под богатых». Формально считается, в частности, что у нас плоская шкала налогообложения, то есть налогообложение для всех слоев равномерное. Но реально это не так. Зарплату трудящихся дважды облагают налогом. Сначала снимают единый социальный налог (его заменят на страховые взносы в январе 2010 года) с фонда оплаты труда — 26,2 %, а потом еще подоходный налог — 13 %. Получается, что трудящийся отдает со своих доходов практически 40 %. А тот, кто живёт на дивиденды, банковский процент или плату за аренду собственности, платит или 0 %, или 6 %, или 13 %. При этом в среднем по России основные доходы у 10 % богатых почти на 2/3 являются как раз такими доходами.

Как итог — в России рост экономики последних лет сопровождался не сокращением, а увеличением разрыва в уровне доходов. Шанс «нефтяных лет» оптимизировать структуру доходов населения, сделать ее более справедливой реализован не был. В 1999 году разрыв в уровнях доходов 10 % самых состоятельных и 10 % самых бедных составлял 14,5 раз, в 2006 году — 22,1 раза, на конец 2008 года — почти 25 раз. Это уже данные Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Разница в 25 раз — это очень опасная цифра, это «третий мир», дикий контраст между роскошью и нищетой, соответствующая степень эксплуатации человека человеком и соответствующая вероятность социальных конфликтов. Последние потенциально более возможны даже не тогда, когда население живет бедно, но в целом ровно, а когда существует непреодолимая пропасть между бедностью и богатством. В этой связи следует констатировать: к кризису, после нескольких лет экономического роста, страна подошла с более опасной социальной структурой, чем та, что была до этого роста.