Вы здесь: Главная > Россия выкупает торговца смертью

Россия выкупает торговца смертью

Американская юстиция умеет блестяще проигрывать дела об экстрадиции — вспомним хотя бы бывшего главу Минатома Евгения Адамова, так и не выданного США Швейцарией и вернувшегося в родные пенаты, где его вскоре выпустили на волю. Но в данном случае «торговец смертью» Виктор Бут несколько поторопился, показывая камерам растопыренные пальцы в знак победы. Равным образом поспешили российские средства информации, возвестившие чуть ли не об оправдательном «приговоре», вынесенном таиландским судом невинному страдальцу. Никакого «приговора» суд, конечно же, не выносил, и дело отнюдь не закрыто.

Виктор Анатольевич Бут любит говорить, что оружием он отродясь не торговал, бизнес его чисто мирный, а все обвинения против него состряпаны недобросовестными конкурентами и американской пропагандой — мол, бен Ладена поймать не могут и отыгрываются на нем. В последнее время в его ответных инвективах появился новый мотив: оказывается, это американская разведка мстит ему за отказ сотрудничать. О попытках завербовать его он рассказывает туманно — ни имен, ни конкретных обстоятельств. Зато от обвинителей, запахиваясь в ризы непорочности, он требует деталей. «Все кричат: «Он возил оружие, он нарушал санкции». Какие санкции я нарушал? Где доказательства, факты? Где факт, что такого-то числа самолет, принадлежащий Буту, привез такой-то груз незаконно? Где документы, где переводы финансовые? До сих пор никто никаких данных не предоставил», — вопрошал он недавно, уже сидя в таиландской тюрьме, в интервью «Коммерсанту».

На самом деле досье на «оружейного барона», которого сыграл в кино благообразный интеллигент Николас Кейдж, имеется наиподробнейшее, именно что с указанием конкретных рейсов, груза, отправителя и получателя. С материалами расследования ООН можно ознакомиться здесь, с результатами журналистских расследований — здесь, а также здесь, здесь и здесь.

Просто из тех интервьюеров, с которыми он соглашается общаться, никто ему конкретных вопросов не задает, а с теми, кто их способен задать, он не общается. Однажды согласился побеседовать с корреспондентом New York Times. Тот ему показал копию накладной — а Бут объявил ее фальшивкой.

ООН ему тоже не указ: «Эти люди не обладали оперативным опытом, они не являлись профессиональными полицейскими, юристами. Они свалили в кучу все что можно…» Виктор Анатольевич кривит душой. Будучи высоким профессионалом, он прекрасно осведомлен о методах, которыми ведется мониторинг режима санкций. Об этом говорит хотя бы сложная запутанная схема маскировки истинных маршрутов, содержимого грузовых контейнеров, информации об отправителе и получателе. Известны случаи, когда самолеты Бута летали под ложными опознавательными знаками. Существует достаточно подробный список авиапарка Бута и аффилированных с ним компаний. Известны бортовые номера машин, их модели и прочие идентификационные признаки; самолеты эти не раз замечены на территориях, контролируемых незаконными формированиями. Поэтому Виктор Бут примерно представляет себе, какие доказательства ему могут быть предъявлены.

У него есть и вторая линия обороны: «Вы поймите, если любого таксиста арестовывать за то, что он посадил к себе в такси плохого человека, то не останется таксистов. Я перевозчик… Какая вам разница, что это за железки, если они оформлены по закону? Вы просто делаете свою работу». Этот аргумент не выдерживает критики. В отличие от таксиста, авиаперевозчик несет полную ответственность перед таможенными и пограничными властями за содержимое своих грузовых отсеков. Именно у него на руках все сопроводительные документы на груз — он просто не может и не имеет права не знать, какой товар он перевозит.

Если вы скажете об этом Буту, он и тут за словом в карман не полезет, как не полез в интервью New York Times. «Нелегальное оружие? — переспрашивает он с видом оскорбленной невинности. — А что это такое? Если повстанцы контролируют аэропорт и город и разрешают вам посадку, что тут нелегального?» В конце концов, философски рассуждает он, повстанцы превращаются в правительство, а поставки ему оружия — в легальные. «Оружие ничем не отличается от лекарств, — нравоучительно изрекает Бут. — На самом деле медикаментами можно принести больше вреда, чем оружием».

В чем ему не откажешь, так это в наглости и нахрапе. Вот образчик его суждений на общеполитические темы: «Вообще в последнее время демократия в США превращается в тоталитарный фашистский режим». Ну и, разумеется: «А россияне только сейчас начали понимать, что такое Штаты, после Грузии. Если американцы что-то решили, им уже абсолютно по барабану, что и как. Они повторяют метод Геббельса — если одно и то же твердить много раз, то все поверят».

Вся эта отчаянная демагогия — конечно, не криминал, а просто штрихи к портрету. Однако вернемся к конкретному делу.

Виктор Бут был арестован таиландской полицией в Бангкоке, после того как вступил в контакт с лицом, которое вело от его имени переговоры о поставке крупной партии вооружений крупнейшей повстанческой армии Латинской Америки — «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC). Для участия в заключительной стадии переговоров, гласит американская версия, он и прибыл в Таиланд. Согласно обвинительному заключению, речь шла о продаже переносных ракетно-зенитных комплексов (ПЗРК), противотанковых гранатометов, автоматов АК-47, противопехотных мин, пластиковой взрывчатки С-4, приборов ночного видения, «сверхлегких» самолетов и беспилотных летательных аппаратов. Повстанцы, однако, были мнимые — в их роли выступали агенты ФБР, заманившие таким образом Бута в ловушку. Таиландские власти были полностью осведомлены об операции и оказывали американцам содействие. Когда мышеловка захлопнулась, США официально потребовали выдачи арестованного.

Дело об экстрадиции тянулось ни шатко ни валко полтора года: то свидетели отсутствовали, то адвокаты защиты болели. Интересы США в уголовном суде Бангкока представляли таиландские прокуроры, то есть опять-таки представители государства. В итоге судья Читтакон Паттанасири принял решение отказать в экстрадиции, но опять-таки не за недостатком улик, как утверждают некоторые российские комментаторы, а потому, что он считает колумбийских партизан борцами за свободу. FARC значится в американском списке террористических организаций, но в Таиланде она таковой не считается. «Это дело политическое, — изрек судья. — По таиландским законам обвинения не имеют силы».

Американская сторона заявляет, что решение судьи противоречит духу и букве двустороннего соглашения об экстрадиции. Прокуроры собираются обжаловать его в суде более высокой инстанции. Пока апелляция не рассмотрена, Бут останется за решеткой.

По словам журналиста Дугласа Фары, автора книги о Викторе Буте, правительство России не просто принимает заинтересованное участие в деле Бута, но и оказало заметное давление на Таиланд, а также предложило ему весьма выгодные газовые и нефтяные контракты. Почему Москва так заинтересована в срыве экстрадиции патентованного «торговца смертью» в США? «Он может много рассказать о структуре российских разведслужб и о российской военной промышленности, — говорит Дуглас Фара в интервью журналу Foreign Policy. — Он, вероятно, может предоставить массу сведений о различных негосударственных организациях, которым он поставлял оружие и которые действуют до сих пор, от «Хизбаллы» до Союза исламских судов Сомали… Заговорив, он мог бы нанести вред многим, в первую очередь россиянам».