Вы здесь: Главная > Россия умеет только выпускать пары, не направляя их в нужную сторону?

Россия умеет только выпускать пары, не направляя их в нужную сторону?

'Мильоны вас — нас тьмы… и тьмы… и тьмы… // Попробуйте, сразитесь с нами! // Да! — скифы мы!'

Александр Блок написал эти строки в январе 1918 года, за несколько недель до того, как большевики распустили первый свободно избранный российский парламент (так в тексте — прим. пер.), погрузив страну в пучину кровавой гражданской войны. Конечно, с тех пор облик России стал иным, но знаменитое стихотворение столь же актуально, сколь и девяносто лет назад.

Подобно пророку, Блок предчувствовал резкий подъем российской нации и предстоящую схватку цивилизаций. Упомянув скифов, он окончательно закрепил гордость России, возводящей себя к мифическому потерянному евразийскому племени, которому было судьбой предназначено сыграть роль 'щита' между Востоком и Западом.

Россия дала волю своему древнему яростному духу в августе, когда нанесла ответный удар Грузии. Как удачно выразился некий опытный американский дипломат, Москва ведет себя, как потерявший терпение водитель на дороге. В Кремле почувствовали, что их страну слишком часто унижают, и потеряли терпение. Вот так! — 'Попробуйте, сразитесь с нами!'.

Дальнейшие действия России на дипломатическом фронте можно описать одними цитатами из стихотворения Блока. Короче говоря, ситуация поменялась на противоположную. Москве надоели двойные стандарты Запада, Москва взлетела на гребне нефтедолларовой волны и теперь желает сообщить всему свету, что все, что позволено Западу, позволено и ей.

'И вы, глумясь, считали только срок, // Когда наставить пушек жерла! // Вот — срок настал. Крылами бьет беда, // И каждый день обиды множит…'

Значит, НАТО расширяет свои границы, включая соседние Украину и Грузию? А мы устроим небольшую войну на Кавказе! Значит, вы в одностороннем порядке провозглашаете независимость Косово? А мы тогда признаем Абхазию и Южную Осетию! Вы хотите завезти американские ракеты в Польшу и Чехию? А мы завезем свои 'Искандеры' на берег Балтийского моря, да еще и заключим военный союз с Венесуэлой!

Миссия выполнена. Россия завладела нашим вниманием. Россия — не кастрированная страна, у нее тоже есть свои законные интересы. К России надо прислушиваться, в пределах разумного, конечно, по вопросам, которые затрагивают эти интересы.

Но, к огромному сожалению, Россия умеет только выпускать пары, но не направлять их в нужную сторону. Россия дала себе волю и нанесла несколько яростных ударов по предполагаемым врагам, обнаруживая желание действовать, но не силу. Беситься в гневе — это не стратегия.

Большинство стран в тот или иной момент проходили через этап кризиса самосознания. Особенно остро он проходил у бывших империй, собиравшихся воедино силой, а не убеждением. А еще большую остроту российскому кризису придает ее недавнее прошлое с его коммунистическими вывертами. Россия до сих пор ведет себя как раздираемый изнутри демиург, зависший между Востоком и Западом.

'Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя, // И обливаясь черной кровью, // Она глядит, глядит, глядит в тебя // И с ненавистью, и с любовью!…'

Путь назад, после того, как достигнут обрыв, за которым только конфликт, будет нелегким как для России, так и для Запада. Танго можно танцевать только вдвоем. Мечущейся России придется выбрать что-то одно: либо ненависть, либо любовь; надо будет избавиться от своих демонов и переосмыслить свою роль на мировой арене. А поглощенному собой Западу надо будет разработать долгосрочную стратегию по поддержанию мира и процветания в Евразии.

Конечно, максималистская стратегия англо-американских неоконов грешила тем, что пыталась обеспечить слишком много всего и в слишком сжатые сроки. Для Европы это имело крайне неприятные последствия. Необходимо понять, что в области внешней политики Запад занимается чем-то вроде собственной версии большевизма со своей заносчивостью и своими патологиями.

'Пока не поздно — старый меч в ножны, // Товарищи! Мы станем — братья!'

Братство — не братство, но в общем и целом очертания нового подхода из Москвы и из западных столиц уже видны. По большей части воинственные выпады в адрес друг друга отброшены. Противоракетная оборона — дело совершенно не срочное, в нем очевидным образом есть место компромиссу.

Украина и Грузия вполне могут рассчитывать на прием в трансатлантические структуры (в первую очередь — в Европейский союз, плюс партнерство с НАТО). Для надежного обеспечения стабильности в Евразии России тоже надо будет вступить в НАТО, но это, видимо, станет предметом разговора только на предстоящее десятилетие.

Что касается застарелых территориальных споров, то необходимо вернуться за стол переговоров, понимая, что 'замороженный' конфликт — это лучше, чем свежий.

Будущий президент Барак Обама (Barack Obama) получит шанс что-то изменить, выстроив новый внешнеполитический курс на основе возведенного в принцип прагматизма. Большинство избирателей хотят, чтобы он защищал ценности США и избегал ненужных конфронтаций.

В случае с Россией источником новых открытий станут не столько избиратели, сколько прочно закрепившийся у власти тандем премьер-министра Владимира Путина и его протеже Дмитрия Медведева. Если вдохновение оставит их, то падение нефтяных доходов их образумит и вынудит придумать себе новые мотивы, помимо 'синдрома стоящего в пробке'.

Марк Медиш