Вы здесь: Главная > Россия не готова к откровенному разговору о Сталине

Россия не готова к откровенному разговору о Сталине

В честь семидесятилетия начала Второй мировой войны премьер-министр России Владимир Путин сделал долгожданную попытку ослабить напряжение, сложившееся вокруг исторической оценки той роли, которую сыграл в этом конфликте Советский Союз.

Впрочем, не надо думать, что незначительные дипломатические жесты, предпринятые им, означают, что Россия начала каким-либо кардинальным образом пересматривать свое сталинское прошлое.

Путин, во вторник встретившийся в Польше с европейскими лидерами по случаю годовщины, на церемонии сказал, что пакт Молотова-Риббентропа, заключенный в 1939 году и приведший к разделу Восточной Европы Гитлером и Сталиным, был «аморальным». Эта точка зрения звучит в унисон со взглядами поляков и прибалтов, считающих, что пакт стал непосредственной причиной нападения Гитлера на Польшу и начала кровопролитнейшей войны в истории человечества.

Но Путин подкрепил свои слова сделанным им предположением о том, что пакт якобы ничем не отличался от сделок, заключенных с Гитлером западными державами, включая Мюнхенское соглашение 1938 года.

Сказанного им было достаточно, чтобы церемонии прошли без эксцессов. Что ж, спасибо и на том: пусть уж лучше поляки и русские общаются друг с другом сквозь зубы, чем вообще не общаются. Недавно и Варшава, и Москва приложили большие усилия к улучшению отношений и прекращению споров о войне, отравляющих обеим сторонам жизнь.

С поправкой на сказанное — Россия совершенно не готова к откровенному разговору о Сталине. Большинство россиян признает, что Сталин совершал и ошибки, и ужасные преступления, в особенности против советского народа. Но они никогда не согласятся с тем, что он был диктатором-убийцей, которого можно сравнить с Гитлером. Русские боятся: это означало бы, что ставится под вопрос победа Советов над нацистами, а также те гигантские жертвы, с которыми она была сопряжена.

Путинская авторитарная элита, так и не осудившая своих предшественников-коммунистов, бессовестно играет на чувствах русских, зачастую представляя критику в адрес Сталина как критику в адрес России.

Россия нуждается в таком диалоге, в котором оценка героического триумфа советского народа над нацистской Германией была бы отделена от оценки личного поведения Сталина. Историкам надо предоставить свободу, в особенности — на телевидении. Но на это мало надежды, особенно теперь, когда появилась уголовная статья за «фальсифицирование истории». Похоже, что Путин твердо намерен взять прошлое под такой же жесткий контроль, как и политические свободы в настоящем.

Конечно, Запад едва ли может как-то повлиять на отношение России к собственной истории. Но одну вещь сделать необходимо, а именно — широко распространять знания о том, как много советские люди страдали во время войны. Даже сейчас на Западе слишком многие просто не знают, что самую высокую цену за победу над Гитлером заплатил Советский Союз.

ОПРОС: Нужен ли современной России Сталин?