Вы здесь: Главная > Российские власти ищут «виноватого в кризисе»?

Российские власти ищут «виноватого в кризисе»?

Владимир Путин превращается в главного «хозяйственника» России, в отличие от Дмитрия Медведева, теряя статус «небожителя», рейтинг которого не зависит от реальных проблем страны. К таким выводам можно придти, проанализировав результаты социологического опроса, проведенного Левада-Центром в связи с годовщиной избрания Дмитрия Медведева на пост президента России. К сожалению, большинство СМИ обратили внимание лишь на то, что за прошедший год заметно выросло количество россиян, уверенных в том, что полнота власти осталась в руках Владимира Путина и после того, как он стал «всего лишь» премьером. Сопоставлять эти цифры с уровнем снижения рейтинга главы правительства они почему-то не стали.

Свое исследование Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел 20-23 февраля 2009 года и предварил его полученными в феврале же рейтингами доверия Путину и Медведеву. По данным социологов, доверие действующему президенту снизилось за год с 39% до 36%, тогда как премьер потерял заметно больше: его рейтинг упал с 62% до 48%. Иначе говоря, Владимир Путин по-прежнему остается политиком, которому наиболее доверяют россияне, однако этот рейтинг доверия, во-первых, снизился на 14% процентов, а во-вторых, что немаловажно, оказался ниже критически важной отметки в 50%. Разумеется, надо отличать электоральный рейтинг, от рейтинга симпатий, однако нельзя не вспомнить, что именно победоносное, пусть и минимальное превышение 50% (что позволило избежать второго тура) отметки на президентских выборах 2000-го года обеспечило Путину фактический карт-бланш на проведение политических преобразований в стране.

Интересно также сопоставить цифры – рейтинг доверия Путину упал на 14% и на 14% одновременно выросла вера россиян в то, что именно в его руках сегодня находится реальная власть в стране. Казалось бы, это случайное совпадение. Если только не предположить, что отвечая социологам, россияне выстраивали более длинный логический ряд. А именно, подразумевали под «реальной властью в стране», в том числе, ответственность за нынешний экономический кризис. Тогда зеркальное изменение рейтингов становится легко объяснимо, хоть и не слишком приятно для Владимира Путина, которому, в этом случае, надо срочно корректировать свой имидж.

В этой ситуации для премьера вряд ли допустимы заявления вроде того, которое он сделал 27 февраля. «Мы внимательно следим за процессами, происходящими в мировой экономике — хорошо это или плохо, но мы от этого зависим, и вынуждены констатировать, что кризис далеко не завершается, и даже пика своего не достиг», — сказал Путин. Конечно, премьер пояснил, как и всегда в своих «антикризисных» выступлениях, что в происходящем виноваты не российские власти, а «развитые страны мира», и проблема не в неэффективности правительства РФ, а в том, что «слишком велики масштабы накопившихся в мировой экономике диспропорций, и для того, чтобы расчистить путь к новому подъему, еще многое предстоит сделать и вместе с нашими партнерами по международному сообществу, и самостоятельно». Однако сам факт того, что главный борец с кризисом признает, что не знает, как с ним бороться, вряд ли может быть позитивно восприниматься обществом. Чтобы избежать дальнейшего снижения рейтинга Путину явно требуется избавиться от роли «прикладника», технического премьера, который занят не тем, что осуществляет «общее руководство», а непосредственно «в поле» борется с кризисом.

Шансы ослабить давление кризиса на премьерский рейтинг пока есть. По данным все того же исследования, проведенного Левада-Центром, несмотря на то, что 69% опрошенных утверждают, что их отношение к президенту Дмитрию Медведеву за последний год не изменилось, 54% (против 5% год назад) констатируют, что с его избранием экономическое положение России ухудшилось. Еще больше (58%) пришли за последний год к выводу, что ухудшилось и материальное положение населения, а количество тех, кто отмечает, что оно улучшилось, снизилось с 36% до 8%.

Разумеется, большинство опрашиваемых, судя по всему, имели лишь в виду, что «за то время, пока Дмитрий Медведев был президентом» их материальное положение ухудшилось. Сопоставляя цифры, нельзя утверждать, что, говоря это, они обвиняют в кризисе лично главу государства. Но, сопоставляя эти данные также и с изменениями отношения граждан к Путину, можно заключить, что лишь около 15-20% населения уже для себя определили – кто виновен в происходящем. И хотя среди этих людей большинство составляют те, кто обвиняет премьера, вполне возможно, что это представители оппозиции, и раньше не слишком жаловавшие Владимира Путина. А значит, переломить тенденцию еще возможно.

Можно попробовать, например, возложить вину на преемника, правильно объяснив ситуацию тем 54-58% населения, которые отмечают, что их жизнь ухудшилась именно в период правления Медведева, что, в виде издержек, спровоцирует внутривластный конфликт. И неизвестно, хватит ли у ослабевшего в административном плане премьера ресурсов для этой борьбы. Поэтому более привлекательным выглядит второй вариант: найти менее высокопоставленного виноватого, например, в лице министра финансов Алексея Кудрина, о необходимости увольнения которого итак регулярно говорит оппозиция. Быть может, на нынешнем этапе развития кризиса население удовлетворится и этим.