Вы здесь: Главная > Птичка, скука и судебное доказательство бытия божия

Птичка, скука и судебное доказательство бытия божия

Вы ведь тоже иногда задумываетесь, есть ли бог? Все, наверное, задумываются. И святые сомневаются, и завзятые атеисты что-то такое начинают вдруг шептать, если вокруг творится какой-нибудь особенный ужас. Это ведь важный вопрос. Вот, допустим, вы депутат, приняли закон, убивающий сирот, а бога нет, – это один случай. А если есть – это случай уже совершенно другой… Ну и так далее, можно много придумать разных примеров.

В общем, все его искали, вот и мы сегодня поищем.

Птичка

Виктор Васнецов. Бог Саваоф

«17.07.2014. Сообщение от ополчения.

В районе Тореза только что сбили самолет Ан-26, валяется за шахтой “Прогресс”. Предупреждали же – не летать в “нашем небе”. …Птичка упала за террикон, жилой сектор не зацепила. Мирные люди не пострадали».

Год прошел. Не знаю, кстати, почему у них «наше небо» в кавычках.

Или вот еще. Из твиттера DONBASSS, от того же числа: «В г. Шахтерске только что сбили птичку. Слава Донбассу!»

И не в Шахтерске, и слава вышла недобрая. Так себе вышла слава. И зачем три S в слове DONBASSS, непонятно. Двух бы хватило.

Такого много. Бог сохраняет все, особенно слова, а интернет богу в этом деле помогает неслабо.

В телевизоре целый день – панихида в ДНР. Наверное, где-то здесь нужны кавычки. Не знаю. И старушки плачут перед телекамерами:

– А там дети, дети. Узкоглазенькие. Мы думали – китайцы. Не знали же.

Это правильно и это по-человечески. Они искренне плачут, они переживают по-настоящему, они жалеют тех, не своих детей. Это нормально – плакать.

И строгий гражданин Захарченко в скромном камуфляже обещает сделать все возможное, и родственников приглашает почтить память, и клянется, что гарантирует безопасность. И за спиной у него – какие-то такие же, в камуфляже, но уже без лиц.

Это уже не совсем по-человечески, но тоже нормально: он ведь – как ни дико звучит – политик, политику положено исполнять до последнего, а если повезет, то до победного свои ритуальные кривляния.

Однако чего-то не хватает в скорбной и торжественной картинке федерального новостного канала. Чего-то не хватает. Чего же? Ах да. Ну как же, как же его не пригласили. Не хватает героических усиков Стрелкова Игоря Ивановича. И самого Стрелкова Игоря Ивановича. И храбрых его зенитчиков. Простых работяг – захлебываясь от восторга, рассказывал нам все тот же телеканал в дни, предшествовавшие падению птички, – которые, подчиняясь горькой необходимости, освоили сложные воинские профессии.

Чтобы сразу проверить, есть ли бог на небе. Стерпит ли такое зрелище. Или там, на небе, только не сбитые пока «Боинги» вместо ангелов?

Один не вовсе молодой уже мальчик из тех, которые, наплевав на запрет гей-пропаганды, до сих пор сочиняют, заходясь в эротическом восторге, слюнявые оды генералиссимусу Стрелкову, как раз накануне сегодняшней годовщины произвел генералиссимуса в святые. Сравнил деяния его с подвигами, описанными в житиях.

Умеют все-таки они уместно выступить. Что есть, то есть.

Вечные ценности

Я войны вблизи не видел и видеть не хотел бы, честно. Но думать о войне теперь приходится – вот она, рядом. И тяжело о ней думать, и невозможно не спросить – себя или того, в небе, существование которого все-таки под вопросом: как, зачем? Зачем становятся ненужными трупами молодые сильные люди? Зачем ложатся спать дети, которые не проснутся, потому что утром их дом станет кучей щебня? Силы, деньги (это все пустое, конечно) и жизни (а это уже совсем не пустое) закопаны в тот щебень, и нет никаких ответов.

Что он там сверху? Есть ли? Видит ли? Почему допускает? Вопросы, как мир, старые. Вернее, как война.

Но стоит только взгляд перенести туда, где войны на данный момент нет, и сразу понимаешь – некие незыблемые аксиомы все ж таки существуют. Есть на что опереться слабому уму в своем бесконечном поиске.

Еще на прошлой неделе московское отделение «Единой России» презентовало «флаг натуралов». У геев ведь есть флаг, рассудили московские единороссы, значит, и у натуралов должен быть. Тоже, видимо, о войне грезят. О грядущих сражениях с содомитами. И то – без флага какие битвы.

Синее полотно, белые силуэты. Мужчина, женщина, трое детей. И надпись: «Настоящая семья». Вот только, сразу же сообщили московским единороссам неравнодушные наблюдатели, до боли это все похоже на флаг французской организации La Manif Pour Tous. Там, правда, полотнище белое, а силуэты розовые и детей двое всего (малахольный народ французы). В остальном – не отличить.

Один из видных деятелей московского отделения «Единой России», Алексей Лисовенко немедленно заявил, что плагиата никакого нет и все согласовано с французами, – цели-то ведь общие и, можно сказать, святые.

Но тут случилась некрасивая неприятность. Французы (скверный, скверный народ, не зря наши классики, от Фонвизина и до самого Достоевского Федора Михайловича, их не жаловали) заявили, что это вранье. Никто с ними ничего не согласовывал, да и не дали бы они единороссам своего согласия. Потому что «ЕР» – политическая партия, а французское движение принципиально аполитично. И борется, кстати, не против геев вообще, а за права детей. Что бы это ни значило.

Тут трудно удержаться и не процитировать прокурора Наталью Поклонскую. Она как раз дала «Комсомольской правде» интервью, где, в частности, сообщила: «У них там и браки однополые, безнравственность сплошная, разложение абсолютно всего». Права прокурор, как прокурору и положено: даже натуралы в гнилой Европе оказались какие-то неправильные. Геелюбивые какие-то натуралы.

Да еще и в суд могут подать на московских единороссов, чего доброго.

Для чего, кстати, я это рассказываю? Скажу честно: во-первых, чтобы приткнуть куда-нибудь заранее подготовленную цитату из интервью прекрасной прокурорши. Очень уж она мне приглянулась. Вернее – они: и прокурорша, и цитата.

Но, во-вторых, еще и чтобы показать, что вечные истины все-таки существуют. Вот, например, вечная истина: если единоросс показывает что-то такое, что он якобы сделал сам, – значит, почти наверняка украл. А если говорит что-нибудь – значит, врет, это уж совсем наверняка. Причем врет глупо и незамысловато.

Кстати, Лисовенко, если кто забыл, знаменит еще и тем, что судился с Навальным А.А., видным представителем «пятой колонны». Оный Навальный Лисовенко назвал наркоманом. Лисовенко обиделся и, если я ничего не путаю, выиграл суд.

А назови Алексей Анатольевич единоросса вруном – так, глядишь, и не пришлось бы компенсацию платить.

Темные силы

Питер Брейгель Младший. Орфей в аду

Темные силы нас злобно гнетут, как известно. Стоит истинному патриоту путинской России услышать про темные силы – и даже конкретный образ тут же в голове рисуется. И возникает неодолимое желание метать в прохожих бананы.

Следует ли из существования очевидного зла существование абсолютного добра, вопрос спорный. Не в этом прелесть тьмы. Ведь стоит только допустить, что темные силы есть, и у них есть план, и смысл этого плана в том, чтобы нас истребить, – как сразу картина мира обретает цельность. Собственно говоря, именно это мы и наблюдаем в телевизоре уже не первый год.

Но, между прочим, тезис о наличии в мире темных сил и человеку, сохраняющему вменяемость, может сослужить службу. Сейчас объясню, о чем речь.

У темных сил есть не план, а спайс, – открывает нам глаза глава ФСКН Виктор Иванов. Еще весной Виктора Иванова – это профессиональное, наверное, тут непонятно, завидовать или жалеть, – посетило видение. И открылось ему, что спайс разрабатывают специальные научные центры, чтобы использовать при организации «цветных революций».

Тезис мощный, но опровергаемый ходом жизни – вот, например, спайс в России есть, а революции нет, даже завалящей, черно-белой какой-нибудь. Другой бы расстроился, но не таков Виктор Иванов! Пытливый ум (едва не сказал – «бывшего», простите, начальники) чекиста напрягся и породил новую идею.

Теперь, согласно свежим утверждениям Виктора Иванова, правда выглядит так: спайс разрабатывают и забрасывают в Россию иностранные спецслужбы. Просто чтобы россиянам вредить. Даже и о революциях не помышляя.

Во-первых, это красиво. А во-вторых, давайте представим, что Виктор Иванов прав. Темные силы существуют. Умышляют недоброе. Производят яды и провозят их в Россию нам на погибель. Сделаем только еще один маленький шажок.

Есть ведь и светлые силы в этой истории. ФСКН, например. ФСКН, предположим, защитила нас с вами – простой народ Российской Федерации – от этого зла. Не всех, есть даже и погибшие, увы, но многих, многих.

И – еще полшага – а что, если все силы положив на защиту народа, ФСКН не смогла защитить от иноземной отравы лучших, достойнейших? Депутатов, сотрудников АП, носителей чинов в погонах и без? Ну, не уследил просто. Мало же их, рыцарей света, а темные силы повсюду.

Эта гипотеза, окажись она верной, объяснила бы вообще все, что вокруг происходит года этак с две тысячи одиннадцатого. Впрочем, додумайте сами, – мне боязно. Не хочу, повторяя путь помянутого где-то выше Навального А.А., судиться с Государственной думой в полном составе.

ФСКН же – поклон земной, что хотя бы нас, простецов, прикрыли, пожертвовав лучшими.

Скучное

Леонид Соломаткин. Возвращение с похорон

Неделя, правда, такая, что шутить получается плохо. Вот были у меня в социальных сетях любимые герои – омичи. Очень уж славные заголовки сочиняли про сограждан журналисты из тамошних информационных агентств. Жизнь омичей казалась праздником без финала. Омичи купались в сырных массах, не знали, что водка подорожала, а их собаки пытались покинуть Омск на льдине. Кстати, безуспешно.

А потом вдруг – раз, и нет веселых заголовков. Рухнула эта казарма. И крепкие, здоровенные парни, которых отобрали для службы в ВДВ, просто исчезли. Потому что бетон крепче, чем крепкие парни. 24 погибших. 20 раненых.

24. Были и нет. Были у них впереди жизнь и судьба. Может, отслужили бы, как надо, и вернулись, завели семьи. Сделали бы что-то хорошее. Может, вернулись бы тоже, но «двухсотыми», оттуда, где наших войск нет и не может быть. Что гадать – нет их больше и нет у них никакой судьбы.

Подозреваемые уже задержаны, и следствие ведется, и сам министр обороны ездил извиняться перед родителями погибших и утешать потерпевших.

И все это страшно, как смерть, и все это скучно, как смерть. Это и есть смерть.

Люди любят мусолить афоризмы – «в России надо жить долго», намекая, будто жизнь у нас какая-то невероятно интересная здесь. Трудная, но зато…

А ведь нет никакого «зато». Чем кончится следствие? Допустим, почему бы и нет, что правоохранители отработают честно, и найдут настоящих виновных, и докажут их вину. Что нового мы узнаем, кроме фамилий этих самых виновных? И сейчас любой человек, имеющий представление об устройстве российской жизни, скажет вам, что там. Воровство и взятки. Воровство и взятки убили этих парней. 24. Здоровые, рослые, молодые.

И это страшно знать, и это скучно знать. И от этого знания никуда не деться. Встроенные в государственную машину люди будут воровать и дальше. Их воровство, их взятки будут убивать нас с вами. И, чтобы это все понять, совсем не надо в России жить долго.

Украдут, допустим, флаг – и выйдет срам. А украдут какой-нибудь цемент – и выйдет смерть.

Хотя, если живешь долго, а память имеешь хорошую, новое тоже для себя открываешь. Я, например, удивился все-таки, когда глава думского Комитета по борьбе с коррупцией Ирина Яровая сказала, что борьба с коррупцией – это часто предлог для покушения на суверенитет. Еще в марте дело было.

Впрочем, она ведь, наверное, права, если трезво взглянуть на скучное устройство Российского государства.

Чеченское доказательство

Александр Иванов. Явление Христа народу

Ярославский суд запретил тексты группы «Кровосток». Неплохие были тексты, а процитировать не могу, чту судебные решения. Так что верьте на слово, если слышать раньше не сподобились. Очень даже неплохие были тексты.

Упомянуть этот нелепый случай стоит хотя бы потому, что настоящая поэзия – всегда про бога, даже если вам кажется, что она про женские ножки или про тяжелую жизнь тружеников рэкета девяностых, как это было в случае «Кровостока». Она про бога.

Людям откровений всегда не хватало, и всегда они пытались придумать твердые доказательства божия бытия. То есть бога, получается, им не хватало тоже. Схоласты в Средние века успокаивали себя онтологическим доказательством. Утверждали, что среди свойств всеблагого существа существования просто не может не быть. Эти построения разгромил Лейбниц и добил Кант.

Придумывали доказательство от первопричины – должен же был кто-то эту махину запустить, придумывали много других. Великий аргентинец Борхес, любуясь птичками, придумал орнитологическое доказательство.

(В скобках: как это он птичками любовался, он же слепой? Тоже тайна.)

А конец всем этим спорам положил на неделе Ленинский суд города Грозный. Защищая честь православных – именно православных, – Ленинский суд запретил сообщество «Бога нет» в социальной сети «ВКонтакте».

То есть все-таки есть, получается. Во всяком случае, я бы с чеченским судом спорить не решился. Особенно о боге.

Есть. Теперь точно есть.