Вы здесь: Главная > Почему за «сытые годы» мы так и не вытащили страну из пропасти?

Почему за «сытые годы» мы так и не вытащили страну из пропасти?

Вот интересно, почему все усилия, которые предпринимает наше правительство для того чтобы побороть кризис, приводят к тому, что цены растут, паника в населении растет, оптимизм на телевидении растет, недоверие к телевидению тоже. Может пора задуматься над вопросами принципиальными? И самый принципиальный из этих вопросов – это базовая проблема устройства нашей экономики. Ведь очевидно, что одна из основных проблем, по которой наша экономика переживает такой глубочайший кризис, в том, что она несамостоятельна, что она базируется на предприятиях, обслуживающих нефтяную иглу, да и эти предприятия, обслуживающие нефтяную иглу, управляются неэффективно. В основном управляются финансистами и администраторами, но не профессионалами-управленцами. При этом под «администраторами» я подразумеваю политических администраторов, а не людей, умеющих принимать решения и четко понимающих к каким последствиям эти решения приведут.

В Италии кризис не ощущается так тяжело. Во многом за счет того, что здесь экономика базируется на страшном, нереальном, гигантском количестве малых компаний, в которых работает по пять-десять-пятнадцать человек. Так что даже если в какой-то области начинаются проблемы, то рабочий класс перетекает из одной области в другую. Забавно, что уровень государственного долга в Италии довольно высок, но уровень долга людей крайне низок, поэтому люди особо не страдают от кризиса. В Америке, как вы знаете, и уровень долга населения, и уровень долга государства крайне высоки.

Почему мы никак не можем осознать пагубность устройства нашей экономики? Наверное, потому что тогда придется признать, что мы не успели… Мы не успели использовать то благодатное время, те «семь тучных лет» (вспоминая библейские сказания), которые выпали нашей стране для того, чтобы не только забить закрома деньгами, а создать механизм, способный вытащить нашу страну из экономической пропасти. Этот механизм невозможен без экономических свобод, а «экономические свободы» понятие в нашей стране несуществующее. Поэтому сейчас нам надо решить каким путем мы собираемся идти. Пока мы все больше и больше скатываемся в административно-командный строй, который не может привести страну ни к чему хорошему. Это будут кризисы, кризисы и кризисы, в конечном итоге переходящие из экономических в политические. Когда закручивание гаек будет приводить к потере остатков доверия, к поискам врагов и, как результат, к репрессиям. Для того чтобы этого избежать надо прекратить сейчас заниматься глупостями и считать, что если люди высказывают свое недовольство, то им проплатили представители тех или иных коммерческих структур. Так можно договориться до чего угодно. У нас, в конечном итоге, любой человек представляет те или иные экономические интересы. Журналисты работают на издания, рабочие работают на предприятия, так что это совсем не критерий.

Все-таки надо посмотреть правде в глаза: экономику надо срочно переустраивать, снижать налоговое бремя, создавать все возможности для предпринимательской активности, а главное – надо осознать, что пора вступить в диалог с широчайшими слоями общества. Вступить в диалог, не командовать, не давить, не кричать: «Как ты посмел!», а слушать, слушать и еще раз слушать. Иначе ничего не получится. Иначе, так и будет традиционная чекистская метода, когда людей волнует не что сказано, а кто сказал. Вот исходя из этого, наверное, Леонардо да Винчи никогда бы не удосужился чести считаться великим ученым и художником, всех бы интересовало, что это он за человечек был неприятный. И «бабки» у него были непонятно откуда, и с мальчиками какие-то глупости. Вообще аморальный тип! Аморальнейший! И никто бы так и не заметил, ЧТО делал этот аморальный тип. А вот это, пожалуй, самое важное. Вот нам сейчас важно понять, что если советы исходят даже от очень неприятных людей это не так важно. Нам сейчас важно оценивать качество советов.

Владимир Соловьев