Вы здесь: Главная > Почему одна Олимпиада важнее обустройства всей России?

Почему одна Олимпиада важнее обустройства всей России?

Один молодой оппозиционный деятель, за 150 лет до Никиты Белых отправленный с глаз долой на госслужбу в Кировскую область, написал в журнале: «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит».

Полтора века прошло, а без перемен. Удивляться на Руси непродуктивно и себе дороже. Это у меня, с заходом через Салтыкова-Щедрина, такая подводка к проблемам сочинской Олимпиады.

Два года назад, на пике нефтяных цен, который многим в ту пору представлялся не высшей точкой, не climax’ом, а ровным высокогорным плато с пьянящим воздухом, наши начальники загорелись этой идеей. Для чего? Не все и тогда понимали. Страна же сплошь в прорехах, её латать и латать, чинить и чинить. А тут такие расходы. Но был кураж, были соображения о том, что Россия – она по большей части северная, и надо с помощью Олимпиады обустроить тот маленький кусочек солнечного Юга, который нам достался. Поскольку жить теперь с каждым годом будет лучше и веселее. И летом мы станем выезжать на комфортные сочинские пляжи. Которые будут не хуже турецких.

Озвученные вслед за этим суммы необходимых затрат, в том числе – как на днях напомнили президенту — на прорубание в скалах железнодорожных и автомобильных дорог от Адлера до горнолыжных трасс Красной Поляны, на строительство в субтропической зоне ледовых дворцов на 200 тысяч посадочных мест и на прочие радости, никакого отношения не имеющие к будущему летнему отдыху, — выглядели удивительно даже в условиях нефтяного climax’а, однако преподносились с задором. Дескать, кому-то может и дорого, а нам, россиянам, всё пониже плеча.

Жители Сочи какое-то время не понимали, ликовать им, либо горевать. Но потом уразумели, что в ближайшие пять лет радоваться посреди развороченных коммуникаций, котлованов, цементной пыли и двунадесятиязычного столпотворения пролетариев всех стран точно будет нечему. Правда, им был обещан в виде компенсации евроремонт города. А на робкие вопросы – нельзя ли провести ремонт без Олимпиады, национальный лидер вскидывался как горячий конь и сердито напоминал про северную страну.

Ожидался, конечно же, грандиозный попил денег. Но, поскольку столичные мега-объекты тоже строились с грандиозным попилом, однако всё же достраивались, у стоящих за федеральным штурвалом поначалу была уверенность, что и в Сочи средств хватит на всё. Пока нефтяные цены стояли в зените, я думаю, в расчёты закладывалось и то, что в бюджете от олимпийского пиршества останутся деньги на финансирование хотя бы некоторых основных госпрограмм. Которые, начиная ещё с 2002 года, должны были подтягивать российскую глубинку если не к португальскому, то хотя бы белорусскому уровню жизни. Что средств достанет не только на Красную Поляну, но и на инфраструктуру в регионах, на коммуналку, малоэтажное строительство, продовольственную безопасность и ещё на кой-какие важные мелочи. Или не закладывалось?

Трудно сказать. Но сейчас все эти программы «сдуваются» одна за другой, по одинаковой схеме. Вот с тем же малоэтажным строительством. Помните? Это был такой приоритет! Такой свет в окошке! Дмитрий Медведев, ещё на посту первого вице-премьера, чуть не каждый день заливался про «малоэтажку». А став президентом вообще объявил, что теперь — всё! У федеральных ведомств, нерационально использующих землю, её отберут, проложат там коммуникации – и как начнут строить миллионы красивых, благоустроенных и недорогих домиков! По всей России! С бэкъярдами!

В июне 2008 года суровый Дмитрий Козак доложил президенту в телевизоре, что успех близок: теперь наконец-то удастся сбить цены на недвижимость и уменьшить дефицит жилья. Поскольку в ближайшее время с аукционов будут проданы под массовую застройку порядка 30 тыс. крупных земельных участков, принадлежащих государству.

Затем два месяца стояла тишина, а в сентябре Козака перевели с должности министра регионального развития в восьмые вице-премьеры и отправили курировать как раз Олимпиаду. Прошло ещё полгода. За всё это время вы слышали что-нибудь про «малоэтажку»? А про массовую застройку порядка 30 тыс. крупных участков?

Потом настала очередь продовольственной безопасности. Всё лето и всю осень, где тяжёлым набатом, а где заливисто из-под дуги, звучала эта тема. Россия не может дальше терпеть зависимость от импорта продуктов! Мы должны, наконец, развить собственное сельхозпроизводство! Было объявлено, что в правительстве готовится страшной силы документ, который, наконец, расставит в этом вопросе все точки над i и птички над й. В ноябре газеты принесли долгожданную весть, что Доктрина продовольственной безопасности в основном готова. Не позже середины декабря её подпишет президент.

Но вот кончается март. Ау, муд*звоны, где та доктрина и та безопасность?

Я читал проект этого документа на сайте Минсельхоза: там всё очень затратно. Вытаскивать сельское хозяйство из болота стоит много денег. Очевидно, руководители партии и правительства пришли к выводу, что с этим надо опять погодить: может не хватить на дорожные работы в районе Адлера. Там каждый километр стоит 140 миллионов долларов.

Можно ещё рассказать, например, про коммуналку и дорожное строительство, но это будут уже повторы. Алгоритм у всех таких историй, в общем, одинаковый. Большинство программ потихоньку сворачивается, кроме олимпийской, которая, конечно же, необходима стране гораздо больше продовольственной и жилищной. Удивляться этому, по изложенным в начале заметки соображениям, не стоит, но, может, всё-таки хватит у наших олимпийцев ума посчитать: сколько денег осталось, на какой срок их хватит, чем можно и чем нельзя пожертвовать? По-взрослому обсудить в Госдуме эти цифры и варианты развития событий. Без конского пафоса.