Вы здесь: Главная > По какому праву газеты обижают главу Брянской области

По какому праву газеты обижают главу Брянской области

Губернатор Брянской области Николай Денин обиделся на прессу. Обида материализовалась в виде пяти исков (двух — от администрации, трех — от губернатора) на четыре популярные в городе газеты, которые лично Денин и администрация Брянской области направили в суд. Все иски — о защите его, губернатора, чести и достоинства и достоинства вверенного ему ведомства, что, считай, одно и то же. Моральный ущерб оценивается в суммы до 250 тысяч рублей, и если будет компенсирован судом в требуемом объеме, то газеты, скорее всего, не выживут.

В каждом заявлении оскорбленного губернатора есть следующие строки: «Автор статьи нанес большой урон чести, достоинству, а также опорочил деловую репутацию высшего должностного лица Брянской области, вследствие чего принесен моральный вред». «Опорочившие репутацию» главные редактора прислали в редакцию «Новой» открытое письмо, в котором вкратце изложили суть конфликта, и я поехала в Брянск.

Ничего личного

Город партизанской славы встретил философско-риторическим вопросом на чисто выбеленной стене привокзального ангара. «Ну и как вам без советской власти?» — спрашивал кто-то неведомый, отягощенный навыками уличного искусства граффити. Подозреваю, что местных жителей, возвращающихся на малую родину, тревожить этим вопросом неуместно. Потому что с властью Брянской губернии не везет хронически. Известно, что эффективность власти определяется экономическими показателями в том месте, куда эта власть свои усилия направляет. Брянская область при Денине, на пятом году его правления, остается глубоко депрессивным и дотационным регионом. Ничего личного, как говорится.

А начинал губернатор Денин общение со свободной прессой с заверений, что препятствовать свободе слова не намерен. Лояльность некоторое время была взаимной, невзирая на различную партийную ориентацию губернатора и газет. От губернатора ждали свершений или хотя бы добросовестного выполнения должностных обязанностей.

Вскоре выяснилось, что понимание сути должностных обязанностей у назначенного менеджера Денина и журналистов категорически не совпадает. В газетах стали появляться с симптоматичной регулярностью критические заметки про деятельность Денина и его подчиненных, но «морального вреда», судя по отсутствию исков, они губернатору не наносили.

Изучив наиболее громкие скандалы вокруг персоны губернатора, опубликованные в брянской прессе, я заинтересовалась спецификой функционирования чести и достоинства первого должностного лица области. Ниже — несколько эпизодов, после которых, случись им произойти в какой-нибудь странной Японии, чиновники обычно идут делать себе харакири.

На что не обиделся губернатор

Первая и самая громкая история, длящаяся по сей день, связана с покупкой Дениным контрольного пакета акций птицефабрики «Снежка». Второй год сомнительность этой сделки — на повестке Брянского районного суда. Следствие уже выяснило, что в 2001 году, когда Денин был генеральным директором «Снежки», птицефабрика выкупила 14% акций у уральских бизнесменов за 5,9 млн рублей. Три года спустя Денин стал губернатором и сменивший его на посту директора Михаил Сухоцкий продал ему этот пакет в собственность всего за 376 тыс рублей. Однако, как позже выяснила прокуратура, их рыночная стоимость к тому времени составляла порядка 26 млн рублей.

Вторым по значимости, если классифицировать скандалы по рейтинговому принципу, следует дело о продаже земли, находящейся в федеральной собственности. Подробно о незаконной сделке в мае рассказал «Брянский рабочий», опираясь на материалы Следственного комитета при Прокуратуре РФ, которые «доследственно» проверили областную администрацию, заключив, что по результатам проверки «будет принято процессуальное решение». Среди участников земельного передела — губернатор Денин, его заместитель Александр Касацкий, начальник управления имущественных отношений Брянской области Дмитрий Полещенко. Непосредственно по указанию Денина «в противоречие с государственными интересами были проданы земельные участки площадью 66 гектаров, принадлежащие Российской Федерации, по цене ниже рыночной в 7662 раза. Государству нанесен ущерб в 353 с половиной миллиона рублей». Такая комбинация с землей, судя по тому, как быстро своим постановлением Денин включил эти земли в границы родного села Домашово, нужна была для того, чтобы разрешить на этих участках строительство жилья.

Фактически статья была о том, как воруют у Родины. Губернатор не обиделся. Если разобраться, то поступил разумно — на Следственный комитет при Прокуратуре РФ обижаться себе дороже.

Еще брянские газеты публиковали статьи о скандальной инициативе областной администрации. Зачем-то брянские думцы озадачились выкупом Дома культуры у птицефабрики, принадлежащей губернаторской семье. Сделку одобрили большинством голосов, оценив ДК в 38 млн бюджетных рублей, хотя по оценочной стоимости, проведенной несколькими годами ранее, объект тянул на 5 млн 70 тыс. Причем выделить деньги собирались из Резервного фонда области. В последний момент выяснилось, что ДК вообще-то является государственной собственностью. Зато удалось взять из Резервного бюджета 8,5 млн рублей на ремонт гаража и 30 млн рублей на ремонт загородной резиденции обладминистрации. А на обещанный ремонт областной психбольницы и наркодиспансера денег не нашлось.

Губернатор на потенциально порочащие его честь публикации и в этот раз не среагировал: либо нервы были крепче, либо следовал совету профессора Преображенского и перед обедом газет не читал.

Журналисты не унимались и, уже не слишком стесняясь в выражениях (особенно не стеснялась газета «Брянские будни»), публиковали все новые и новые подробности денинской деятельности. К примеру, из официальных материалов контрольно-счетной палаты Думы о распределении и использовании кредитных средств бюджета следовало, что «в Брянском районе выделялось 173 млн рублей кредитов. Из них 100 млн — принадлежащей семье губернатора птицефабрике «Снежка». И закупленная на бюджетные деньги техника стоимостью в 25 млн ушла по тому же адресу. По «мелочи» отличились и заместители губернатора. Николай Лучкин с санкции вице-губернатора Касацкого получил из бюджета миллион рублей на строительство квартиры в Брянске, а Евгений Кузовлев в одном из сел снес обелиск, поставленный на месте захоронения погибших воинов, и на освободившейся территории построил загородный дом.

Губернатор держался как сфинкс. Ни опровержений, ни комментариев

Впрочем, в известной степени можно считать комментарием назначение Лучкина, уже после квартирного скандала, на пост председателя комитета по промышленности, строительству, предпринимательству и собственности.

В какой-то момент количество публикаций, компрометирующих Денина, видимо, стало совсем уж неприличным. Губернатор решил ответить зарвавшимся журналистам и наказать их рублем.

Способ, который избрал Денин, надо отдать ему должное, вполне цивилизованный. В иных губерниях журналистов просто бьют, иногда до смерти.

На что обиделся губернатор

На слово «обыск». Иск на газету «Брянский рабочий» подала обладминистрация. Дело в том, что еще в апреле, когда следственная бригада работала в области, газета дала небольшую информацию под заголовком «Не ждали. Генпрокуратура обыскала обладминистрацию…». Слово «обыск» послужило поводом для иска. Оно, как следует из заявления, «направлено на разжигание негативного отношения жителей Брянской области к губернатору и команде в целом».

Еще обиделся губернатор на газету «Брянские будни», которая, опубликовав репортаж с открытия возрожденного ликероводочного завода, сделала, прямо скажем, неаккуратное заявление, предположив, что «дальнейшая алкоголизация и спаивание жителей области будет проходить под эгидой Николая Васильевича». Тут с истцом можно и согласиться — никто не видел Денина, предлагающего белым днем рядовым горожанам сообразить на троих. Характерно, что основную мысль заметки, которая заключалась в том, что немногим ранее госпредприятие обанкротили, а потом продали частному владельцу, истец как бы не заметил.

Собственно, и все остальные иски к брянским газетам создавались по этому же принципу — найти в контексте разоблачительной статьи небезупречную с формальной точки зрения фразу и сделать ее исковой.

Методы борьбы

Судя по всему, безоговорочной победы истцу добиться будет непросто. На одном из судебных заседаний по иску губернатора к «Брянским будням» судья Петрякова постановила: «Оставить иск без рассмотрения, так как заявление подано и подписано лицом, не имеющим полномочий на его подписание». Дело в том, что заявление было подписано начальником правового управления Атаевой по доверенности Денина. Губернатору дали понять, что судиться через подставных лиц все же не получится.

Жаль, конечно, что губернаторов не учат общаться с прессой. Экспресс-курсы с практическими тренингами на тему: «Эффективные способы использования оппозиционной печати с целью укрепления авторитета среди местного населения», как фантастически ни звучит эта идея, могли бы здорово выручить Николая Васильевича. Вот что мешало в тот момент, когда выяснилось, что афера с покупкой «убитого» ДК на бюджетные деньги не выгорает, попытаться спасти репутацию и на очередном заседании облдумы предложить: «Ну и фиг с ним, с этим ДК, давайте лучше на резервные деньги психбольницу отремонтируем»? Бурные аплодисменты, скачок рейтинга, и в итоге неоднозначность фигуры губернатора.

Но областной глава однозначен до оторопи. Игорь Шерман, известный брянский журналист, в прошлом — главный редактор независимой газеты «Брянское время», рассказал о своем опыте общения с Дениным. В ту пору он уже работал на местном телеканале «РЕН ТВ. Брянск». К нему обратился предприниматель Забрянский и рассказал, как, невзирая на постановления суда, птицефабрика «Снежка», принадлежащая губернатору, не расплачивается с ним за поставленное оборудование. Передача вышла в эфир. Через несколько дней Шерману позвонил владелец телекомпании и сказал, что «якобы лично Денин поставил перед ним вопрос ребром: или Шермана в эфире больше не будет, или у РЕН ТВ отключат канал». «Меня в этой истории больше всего поразило то, что ни один из приведенных в передаче фактов никто даже не пытался опровергнуть, — говорит Игорь Шерман. — То есть высокое недовольство вызвало не искажение фактов, даже не сами эти факты, а то, что я посмел говорить о них вслух».

«Брянский рабочий» тоже зачистили. Еще в 2005 году обладминистрация предложила редакции передать ей блокирующую долю уставного капитала газеты. После категорического отказа администрация добилась передачи здания «Брянского рабочего», в котором редакция располагалась почти 30 лет, в областную собственность и журналистов выселили.

Лояльные губернатору издания в области, естественно, есть. Только на поддержку районных газет, где соучредителями выступают администрация и Дума, уходит до 35 млн рублей в год. А недавно на брянском телевидении запустили еще и «Губернский канал», который ведет вещание в круглосуточном (!) режиме. В программе — блоки новостей, в которых рассказывается о свершениях областной власти. В промежутках — индийское кино и архивные концерты. Неуемные брянские журналисты, а официального ответа, разумеется, получить не удалось, посчитали, во что приблизительно обходится бюджету содержание канала. Получилось около 2—2,5 млн в месяц. Замечу, что это телеканал — кабельный и по официальной лицензии смотрят его в Брянской области всего 18 тыс человек.

Естественно, после всего услышанного в Брянске у меня возникло острое желание встретиться с пресс-службой губернатора. Я дозвонилась до Анатолия Теребунова, заместителя областного главы, отвечающего за связи с общественностью. Теребунов после некоторых колебаний согласился со мной встретиться и назначил время. Но пропуска на проходной на мое имя не оказалось, я напомнила о себе звонком в его приемную, и меня пропустили. Однако выяснилось, что у него важное совещание и, как сообщила секретарь, «закончится не скоро». Минут через сорок ожидания в приемной стало очевидно, что у Теребунова дела поважнее, чем разговор об отношениях местной прессы с властью. Думаю, он заблуждается.

Пока сидела в приемной — наблюдала сцену. Большой чиновник с бумагами позвал местного клерка и стал отчитывать: «Ты что наделал? Ты почему в документе слово «губернатор» с маленькой буквы написал?». Повод если не для иска, то для взыскания уж точно.