Вы здесь: Главная > Пенсионеры из Астрахани бомжуют на вокзалах Бреста

Пенсионеры из Астрахани бомжуют на вокзалах Бреста

Больше недели на автовокзале в Бресте живет немолодая пара из России. Высокий худой мужчина в очках и полная женщина в цветастом потертом халате никому не доставляют беспокойства. Не пьют, не ссорятся, не пристают к пассажирам. Сидят тихонько возле своих многочисленных клетчатых сумок, иногда уходят, чтобы попросить милостыни у церкви, а вечером расстилают на полу одеяла и укладываются спать. «Жалко их, вот и не прогоняем, — оправдывается директор автовокзала Николай Радюк. — Куда им еще идти? Тут хоть крыша над головой. Но, конечно, так долго продолжаться не может. Им надо куда-то пристроиться…»

Валентина и Валерий Кузенковы стали лицами без определенного места жительства около трех недель назад, когда приехали в наш город. Показывают мне билеты: 1 октября они выехали из Астрахани в Москву, там пересели на поезд до Бреста. Валентина родом из этих мест. Говорит, жила в Бресте до 17 лет, пока в 1969 году отца, кадрового военного, не перевели в Астрахань. «40 лет там прожила, и все время тянуло вернуться, — рассказывает она. — В конце концов собрали с мужем свои пожитки, и вот…» В Бресте у них нет никого из близких. Жить тоже негде.

«Мы думали, в деревне пустующий домик найдем, я в колхоз пойду работать, -убеждает меня Валентина, будто я потенциальный работодатель. — Мне хоть и 62 скоро, но я еще крепкая, и работать умею. У меня 43 года трудового стажа!»

Все это время ее супруг молчит и тихо улыбается. Он инвалид 2-й группы, в детстве переболел менингитом. С женой во всем соглашается.

«Мы уже девять лет вместе и ни разу не поругались», — ласково улыбаясь, объясняет он. Познакомились они в Астрахани у входа в Покровский кафедральный собор, и Валерий Андреевич уверен, что Валентину ему Бог послал.

«Я ее в первый же день пригласил пожить к себе, с того времени и не расстаемся».

У каждого от первого брака остались дети. Правда, Валентина своего единственного сына, которого родила почти в 40 лет, чуть больше года назад потеряла. Умер от передозировки наркотиков.

«Очень тяжело. Я говорить об этом не могу», — со слезами на глазах признается она. У Валерия есть дочь и сын, с которыми он давно не общается.

«Знать их не хочу. Чужие люди!» — с неожиданным ожесточением говорит он. Что случилось у них в Астрахани, из-за чего вообще никого из оставшихся там родственников супруги видеть не хотят, я так и не поняла. Была какая-то странная история с продажей дома, деньги за который забрал Валентинин двоюродный брат.

«Обманул!» — с досадой восклицает женщина.

Последние два года Кузенковы жили в интернате для престарелых и инвалидов, за что с них удерживали 75 % пенсии (на двоих примерно 12 тысяч российских рублей). Об этом эпизоде своей жизни вспоминать не любят. Говорят, в таких заведениях надо только век доживать, а у них еще сил много. В общем, написали заявление, что хотят уехать, и порвали с астраханской жизнью. Надеются, что навсегда.

Две недели Кузенковы жили на вокзале станции Брест-Центральный. Время от времени предпринимали вылазки в сельскую местность. Искали, может, где их на работу возьмут да домик пустующий предоставят. В три деревни съездили, даже в Пружанский район добрались, но безрезультатно.

«Не хотят на работу брать пенсионеров. Думают, что мы обузой будем», -переживает Валентина. Свои деньги у них закончились. Чтобы перевести сюда российскую пенсию, нужно определиться с жильем и получить регистрацию. На этой неделе какая-то добрая женщина обнадежила, пообещав, что возьмет их к себе, но потом извинилась — места нет.

Спрашиваю: может, все-таки вернетесь назад? Ну что делать немолодым и не совсем здоровым людям в чужом городе, без жилья, без родных, без денег?

«Нет-нет, — пугается Валентина. — Только не в Астрахань! Мы лучше на вокзале жить будем».

Только долго ли их будут терпеть на вокзале, пусть даже таких тихих и безропотных?

Александр Протасевич, начальник отделения по гражданству и миграции ОВД администрации Ленинского района Бреста:

— Граждане России могут находиться на территории Республики Беларусь без регистрации до 30 суток. Затем им нужно обязательно зарегистрироваться либо в жилом помещении, либо в гостинице. Можно получить разрешение на временное проживание до 90 суток, но опять же по конкретному адресу, а потом — регистрацию. В противном случае у них не будет законных оснований для нахождения в нашей стране, а это административное правонарушение, за которое предусмотрена ответственность в виде предупреждения, штрафа или депортации. В последнем случае таким гражданам будет запрещен въезд в нашу страну на определенный срок.

Никита Матковский, Генеральный консул Российской Федерации в Бресте:

— Мы в курсе этой непростой гуманитарной ситуации, в которой оказались наши граждане. Они обращались к нам. К сожалению, положение, в котором оказались россияне, создано ими самими. Они приехали в другое государство без медицинской страховки, не озаботившись заранее решением вопроса, где им предстоит жить и где они будут работать. Это вопросы, которые надо задавать себе в первую очередь, прежде чем сниматься с места. В итоге немолодая уже пара оказалась в положении бомжей. Если в ближайшее время они не сумеют решить вопрос с жильем и работой, скорее всего, местными властями им будет предложено покинуть территорию Беларуси в соответствии с действующим в стране порядком. К счастью, у них есть возможность вернуться домой в Россию и, если их желание переехать на постоянное место жительства в Беларусь не пропадет, приехать сюда уже на подготовленную почву. То же самое мы рекомендуем всем нашим согражданам, которые хотят переехать в Беларусь, и гражданам Беларуси¸ которые хотят трудиться и жить в России.