Вы здесь: Главная > Олимпиада в Пекине: прощание без сожаления

Олимпиада в Пекине: прощание без сожаления

Олимпиада — это праздник. Уж для болельщиков-то точно. Но Олимпиада в Пекине вышла непраздничной. И теперь, по ее окончании, впервые в моей болельщицкой карьере у меня нет грусти от того, что огонь погас и все закончилось. Собственно, по-другому получиться, наверное, и не могло. Олимпиада совпала с войной — день в день, и после этого болеть искренне и беззаботно уже не получалось. Но остальной мир следил за Играми пристально: все-таки Олимпийские игры — это мировое событие номер один, так что после Пекина в любом случае есть о чем поразмышлять.

«Это были лучшие Игры в истории». В Пекине эта традиционная сакраментальная фраза, конечно, была уместна. Думаю, что провести Игры на таком же уровне теперь вообще будет непросто. Точно так же, как трудно будет превзойти фантастический медальный показатель Китая. Китай поставил на эту Олимпиаду все и вбухал в нее столько денег, сколько даже самые богатые, но разумные страны просто не могут себе позволить. 17 миллиардов долларов! По миллиарду на каждый день соревнований! За такие деньги и при неисчерпаемом людском ресурсе, при казарменной дисциплине и армейском распорядке всё, разумеется, обречено было приблизиться к идеалу. Лучшие стадионы, лучшая олимпийская деревня, все транспортные и бытовые вопросы — на высшем уровне. Даже смог сумели под конец разогнать и унять жару. Разве что языковой барьер остался почти непреодолим. Но десять волонтеров, не говорящих по-английски, худо-бедно заменяли одного англоговорящего.

Естественно, что проблема безопасности, которая сопровождает любое крупное мероприятие, в полутоталитарной стране решилась легче, чем где бы то ни было. Как и в Москве в 1980 году. Само собой, не могло возникнуть сложностей с несанкционированными проявлениями солидарности с Тибетом или еще чем-то в этом роде. В стране, где несвобода является естественной средой обитания, вообще несложно решать проблемы организации и порядка. Поэтому Лондону и всем последующим олимпийским столицам в этом смысле с Пекином состязаться будет почти невозможно. И слава Богу. Хотя, с другой стороны, те, кто работали в Пекине, от организационной беспроблемности порою просто кайфовали.

В преддверии Игр всемирное антидопинговое агентство и МОК предупредили о рекордном, неимоверном количестве допинг-проб. То есть фактически должны были проверить почти всех участников, а некоторых неоднократно. Тот же Майкл Фелпс анализы сдавал просто каждый день. Но прогнозы о том, что нас ждут крупные скандалы, массовые разоблачения великих чемпионов, оказавшихся нечистыми на руку, не подтвердились. Просто те, кто делал эти прогнозы, в том числе и я, недооценили Китай. Идеальную Олимпиаду не могут омрачать скандалы. Опять-таки вспомним бездопинговые Игры в Москве. Сколько в Пекине поймали человек? Пятерых, кажется. И еще четыре… лошади.

Пятеро из 10000 тысяч. Вы в это верите? Я не верю. Если есть свидетельства, что кололись прямо в деревне едва ли не в открытую (так утверждает, например, наш «высотник» Рыбаков), то о чем говорить. Пятеро из десяти тысяч — это даже не статистическая погрешность. Это, скорее, просто… недосмотр. Это наоборот много! Или, как вариант, эти пятеро нужны, чтобы совсем уж не смущать общественность абсолютным нулем. И кого поймали? Ни одной звезды. Всего в трех видах пришлось менять медальную таблицу, причем в двух случаях поймали беднягу-стрелка из Северной Кореи. Ну Северную-то Корею кто будет жалеть! А семиборка с Украины применяла такой допотопный, древний и настолько легко разоблачаемый препарат, что тут впору спросить, о чем она вообще думала. Кстати, больше всего на допинге наварила Россия: два наших четвертых места превратились в бронзовые награды. Таким образом, все антидопинговые залпы отгремели еще до Пекина. Это и компания российских легкоатлетов, подозреваемых в подмене проб, и 11 пойманных греческих штангистов, и вся болгарская сборная по штанге, и несколько американских бегунов, лишенных медалей еще сиднейской Олимпиады! Так что не исключено, что кто-то из героев Пекина еще сдаст свои награды и потеряет титулы — задним числом. Годы спустя. Но это уже не будет ассоциироваться с безупречной китайской столицей напрямую. Праздник чистого спорта уже состоялся и закрылся. Остальное — круги на воде.

Вы, разумеется, можете сказать, мол, не пойман — не вор. Безусловно. Поэтому я и не называю никаких фамилий. Я лишь опираюсь на здравый смысл. Когда китайские чемпионы со стеклянными глазами выходят на старт и с такими же глазами встречают победу и слушают гимн — это странно. Когда штангист в качестве стартового веса заявляет мировой рекорд — это странно.

Вообще есть несколько четких признаков допинга. Например, когда человек показывает внезапный и значительный рост результатов. Сколько было в Пекине таких случаев? Даже не десятки — сотни!

Сколько рекордов было побито! Причем не просто побито, а побито в буквальном смысле. Не секрет, что спортсмены вплотную подошли к пределу человеческих возможностей. При нормальном положении вещей, рекорды должны расти по крупицам, по сотым долям, по килограммчику, по сантиметрику. Скоро время начнут считать с точностью не до сотых, а до тысячных долей, иначе рекорды просто замерзнут. А здесь с рекордов с легкостью сбрасывались целые секунды! И это еще один важный признак допинга. Пускай косвенный, но на практике не раз подтвержденный.

В этой связи многие, конечно, подумали про Майкла Фелпса и Усейна Болта. Настолько доминировать над всеми сразу в нескольких видах программы — не странно ли? Наш пловец Вятчанин так прямо и сказал, что рекорд Фелпса — результат фармакологии, а ВАДА просто не знает, что у него искать. Так вот Вятчанину надо сначала думать, а потом говорить. Потому что Фелпс как раз почти наверняка не пример фармакологии. Допинг помогает побеждать, помогает бить рекорды, помогает расширять возможности организма. Но поддерживать этот уровень в течение долгого времени спортсмен не может. А про Фелпса специалисты впервые услышали еще в прошлом веке! В 15 лет он стал самым молодым в истории американским олимпийцем, поехав в Сидней-2000. На прошлых Играх в Афинах он уже был близок к побитию рекорда Марка Спитца, выиграв восемь медалей и из них шесть золотых. С 2003 года он практически непобедим. С помощью допинга такого уровня результатов в течение такого долгого времени он не смог бы добиваться. Фелпс — это бог в плавательном костюме. Это творение Господне. Наверное, так же, как и Усейн Болт. Он тоже еще в 15 лет выигрывал мировые чемпионаты среди ребят на два-три года старше. Если бы не травмы, Болт раскрылся бы раньше. Так что я надеюсь, что два главных героя Игр в Пекине — чистые спортсмены. Тьфу-тьфу. Благодаря этим двоим, пекинская Олимпиада и войдет в историю. Нам фантастически повезло видеть их здесь живьем. Сейчас оценить это не так просто. Но пройдут годы, и станет по-настоящему очевидно, какие чудеса сотворили два этих парня.

В остальном же это были Игры, подтвердившие тенденции предыдущих Олимпиад. 55 стран выиграли в Пекине золото! 87 стран получили хотя бы одну медаль! И эти медали во многих уголках мира стали поводом для общенационального торжества. Они прославились буквально на всю планету. Олимпийские Игры для таких стран — это лучший, а часто единственный шанс для пропаганды. Далёкие острова, крохотные государства, королевства, затерянные в горах и пустынях. Мир даже названий таких не слышал, и поводов заявить о себе у этих государств не было. Но на олимпийском параде на них глядят миллиарды (миллиарды!) глаз!

А уж если они выиграют что-то! Афганистан выиграл первую в истории медаль, и говорят, что вся стран праздновала бронзу своего тхэквандиста. А уж как Ямайка гуляла по случаю побед бегунов, можете себе сами нафантазировать. А в Хорватии во время прыжков Бланки Власич все просто вымерло и пали все телерейтинги, а после ее неудачи наступило всеобщее, тотальное горе. В России ожидалось тоже нечто всенародное, патриотическое, тем более что многомиллионные гуляния времен Евро-2008 еще в памяти свежи. Но не вышло. Прежде всего из-за войны. Однако и победных поводов для новых разговоров о спорте как национальной идее было не так много. Впрочем, это тема отдельная и разговор о ней будет отдельно.

И последний вопрос. Сможет ли Китай и в Лондоне выиграть общекомандное первое место с таким отрывом? С таким отрывом не сможет точно. А вот выиграть — вполне. Советская система спорта, помноженная на миллиардный человеческий и многомиллиардный финансовый ресурс, обеспечит Китай золотыми медалями в промышленных количествах на годы вперед.

Хотя, конечно, впредь китайские допинг-пробы не будут всегда кристально чистыми. Три китайца в боксерских финалах — это курьез, возможный только в Пекине. Китайским пятиборцам не позволят выбирать понравившихся им лошадей и выходить на старт не тогда, когда положено, а когда им захочется. У китайских гимнастов и прыгунов в воду наконец-то увидят очевидные ошибки, и для этого вовсе не понадобятся микроскопы. А китайский штангист перестанет быть синонимом понятия чемпион. Многих олимпийских чемпионов Поднебесной мы уже не увидим на больших турнирах. Это «одноразовые» чемпионы, подготовленные с единственной целю — победить здесь и сейчас.

Да и вообще, на любых Играх хозяева показывают рекордные для себя результаты. Как блистали четыре года назад греки — а в Пекине у них ни одного золота и всего четыре медали. Отступят и китайцы. Но все 100 медалей и каждая из 51 победы не могут быть дутыми, фармакологическими и судейскими. И Америке надо быть готовой к обидному Номеру Два в мировом спорте. Ну а мы поборемся за третье место. В Лондоне с англичанами, а дальше — посмотрим. А пока мы прощаемся с Пекином, и надо признать — без особого сожаления.

Антон Орехъ