Вы здесь: Главная > Объединение двух Осетий: миф или реальность?

Объединение двух Осетий: миф или реальность?

Какие последствия будет иметь призыв президента Северной Осетии Таймураза Мамсурова и его югоосетинского коллеги Эдуарда Кокойты к объединению двух осетинских республик? Этот вопрос волнует сегодня политиков и аналитиков в Москве и в Тбилиси. И если грузины полностью поглощены парламентскими выборами и с комментариями пока не спешат, взяв тайм-аут на сутки, россиянам самое время взвесить все «за» и «против» такого шага.

Итак, что говорит в пользу идеи двух президентов?

Во-первых, время для «объединительного» заявления выбрано идеально. Отношения Москвы и Тбилиси переживают острейший кризис. Идет обмен ударами, и «осетинский вопрос» — один из козырей в колоде Кремля.

Во Владикавказе, кстати, в прошлом уже не раз звучали призывы к объединению с Цхинвали. Но только сейчас они попали на подготовленную почву.

Во-вторых, косовский прецедент в определенной мере развязывает руки России. Если албанцам можно отделиться от Сербии, то почему нельзя осетинам — от Грузии?

В-третьих, Михаил Саакашвили не согласился на молдавский вариант: отказ от членства в НАТО в обмен на помощь Москвы в восстановлении территориальной целостности. Он упорно рвется в альянс. В России же, похоже, определились: если Грузия и вступит когда-нибудь в НАТО, то без Абхазии и Южной Осетии.

Но есть и серьезные доводы против.

Во-первых, технически Южную Осетию будет крайне сложно отделить от Грузии. Это на карте она смотрится как отдельный регион с четко определенными границами. На деле же Южная Осетия — как лоскутное одеяло. Грузинское село соседствует с осетинским, один анклав сменяет другой. Чтобы растащить эту область по разным государствам, придется проводить «этнические чистки». Либо готовиться к гражданской войне с оставшимся «нетитульным» населением.

Во-вторых, для наглядного урока Тбилиси, к чему может привести несговорчивость в вопросе НАТО, гораздо больше подходит Абхазия. Там территориальное размежевание осуществить гораздо легче. К тому же между грузинами и абхазами сегодня — стена отчуждения и антагонизм. С южными осетинами такого нет. Да и сам Михаил Саакашвили признает: югоосетинский вопрос для него — вторичный. Главный — абхазский.

В-третьих, Москве неизбежно придется задуматься о цене вопроса. Одно дело — поддерживать де-факто независимое от Тбилиси существование Южной Осетии. И совсем другое — признать ее отделение от Грузии де-юре, а тем более включить в состав России. Такой шаг может спровоцировать серьезный конфликт с Западом. Готова ли на него сегодня Россия ради области с населением от 40 до 70 тысяч человек, которая и так фактически находится под нашим протекторатом?