Вы здесь: Главная > Об электронной идентификации личности

Об электронной идентификации личности

В последние годы многими средствами массовой информации и дезинформации развязана клеветническая кампания против православных верующих, отстаивающих свои законные конституционные права и действующих в полном соответствии с официальной позицией Русской Православной Церкви. В прессе и интернете не раз появлялись публикации, содержащие голословные утверждения о том, что верующие «боятся цифр», «являются противниками прогресса», «испытывают панический страх перед ИНН и новыми документами», «пугают людей рассказами про страшную глобализацию», «пропагандируют богословие ненависти» и вообще «финансируются западными спецслужбами»(?!). К величайшему сожалению, зачастую эти нелепые высказывания публикуются с подачи лиц, рассуждающих на примитивно-бытовом уровне и не желающих увидеть всю глубину проблем, связанных с электронной идентификацией личности. Не пора ли понять, что номер номеру рознь.

Христиане, в соответствии со своими религиозными убеждениями, отказываются носить и использовать в качестве имени цифровые идентификаторы-мертвые компьютерные антиимена, имеющие свойства апокалиптического «начертания, или имени зверя, или числа имени его».

Необходимо еще раз подчеркнуть, что это отнюдь не внешний знак. Это даже не концлагерный номер, который человеку присваивали и наносили на тело помимо его воли, насильно. Кроме того, концлагерный номер имел локальное и временное значение. У тех, кто по милости Божией, остался в живых после фашистских застенков, этот номер, действительно, остался как чисто внешний знак в виде татуировки…

Идентификационный номер — это средство автоматической идентификации человека, позволяющее осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия, ограничивать свободу человека, превращая его из субъекта общественных отношений в объект машинного управления. Это неотделимый от самого человеческого существа, несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут, имеющий свойства имени.

Человек должен будет постоянно повсюду носить этот номер, предъявлять в явном или неявном виде (в документах, смарт-картах или микрочипах) и отзываться на него вместо христианского имени. Только так будет открываться доступ к материальным благам и услугам. Человек, не имеющий цифрового кода в качестве имени, не сможет ни покупать, ни продавать (Откр. 13, 17)…

Все начинается с присвоения человеку цифрового идентификатора личности на бумаге, который он получает под личную подпись (СНИЛС, ИНН, личный код в паспорте, СИН в социальной карте и т.д.) Но недолог будет путь от пронумерованного гражданина до радиоуправляемого киборга или напичканного наноэлектроникой «биообъекта». Как только человек начинает использовать личный идентификационный код вместо имени во внешней, внемашинной среде для получения материальных благ и услуг, он становится подконтрольным элементом электронной системы и позволяет превратить себя в объект жесткого управления.

Необходимо также отметить, что развитие информационных технологий вызвало появление принципиально нового класса преступлений, когда злоумышленники используют для своих целей компьютерные сети и системы. Теперь можно ограбить банк, не взламывая дверей и сейфов, находясь на другом конце света. Очень легко и похитить деньги у отдельного человека, не забираясь к нему в карман или в сумочку, а просто определив идентификационный номер его кредитной карты. Причем у рядовых граждан нет никакой реальной возможности защитить себя от компьютерного бандитизма. Деньги, украденные с карточного счета, никто не вернет их владельцу.

Количество публикаций о подобных преступлениях в СМИ и Интернете уже исчисляется тысячами, а в денежном выражении потери банков и граждан уже составляют триллионы долларов США…

Выступая в Москве на традиционной выставке «Softool-2008» — «Информационное общество, электронное государство, электронное правительство», Владимир Георгиевич Матюхин, руководитель Федерального агентства по информационным технологиям сообщил присутствующим: «…Информация обязана быть персонифицированно защищена. Таких систем в России, да и во всем мире пока нет. В ряде стран, например в Южной Корее, сделали электронное правительство, но из-за высокого уровня электронного мошенничества население отказалось пользоваться этими услугами».

К этому откровенному признанию можно добавить, что никакие «цифровые подписи», никакие «законы о защите персональной информации» не могут остановить рост киберпреступности. Специалисты в области информационных технологий однозначно утверждают, что даже самая совершенная компьютерная система не может гарантировать абсолютной защищенности хранимой в ней информации от случайных ошибок, сбоев, вирусов, несанкционированного доступа, злонамеренного использования, искажения или удаления (не говоря уже об энергетических авариях и умышленных отключениях электроэнергии с целью создания ситуации «управляемого хаоса»).

Все это чревато самыми непоправимыми последствиями, при которых практически невозможно что-либо восстановить и исправить. Такое положение подтверждается многочисленными примерами из реальной действительности. Указанные несовершенства не являются следствием каких-либо технических недостатков существующих компьютерных систем, которые можно исправить в ходе «бурного развития научно-технического прогресса».

Это принципиальная особенность любой машинной информации, вытекающая из самой ее природы — фундаментального свойства независимости содержания информационного сообщения от его материального носителя.

Масштабы компьютерных преступлений в мире принимают все более угрожающий характер. Они потрясают крупнейшие банки, транснациональные корпорации и даже военные ведомства, секретные агентства и правительства многих стран. Это убедительно свидетельствует о резко возрастающей опасности использования компьютерных систем хранения и обработки информации, особенно для простых людей, доверяющих электронным системам свои персональные данные и деньги.

В целом же, совершенно очевидно, что реализацию проектов, направленных на вступление России в глобальное информационное общество по международным стандартам и правилам, необходимо расценивать как действия, ведущие к разрушению основ национальной безопасности и уничтожению государственного суверенитета РФ.

Построение электронного концлагеря с тотальной слежкой за людьми и управлением ими (даже в масштабах одной страны) является преступлением против Бога и человека.

Приведенные в Приложении выписки из официальных документов ясно показывают, что в течение ряда лет Русская Православная Церковь неоднократно обращалась к властям с настоятельными призывами и требованиями о предоставлении альтернативы для верующих, не желающих входить в «новую идентификационную систему». Реально такой альтернативой является сохранение традиционной информационной системы, основанной на применении традиционных символов и способов сбора, обработки и учета данных человека по его имени, фамилии и отчеству, дате и месту рождения, адресу места жительства.

В традиционной информационной системе не используются автоматизированные (электронные и наноэлектронные) средства и способы, основанные на цифровой, буквенно-цифровой идентификации, штриховом кодировании, радиочастотной (микрочипы), биометрической и других способах автоматической идентификации человека и его документов. Любая информация, содержащаяся в документах, должна быть доступна для прочтения владельцу этого документа без специальных знаний и оборудования.

При этом настоятельной необходимостью является введение законодательного запрета на принуждение граждан к использованию автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации, которые противоречат их религиозным и иным убеждениям, в том числе, введение запрета на принуждение к принятию и использованию любых средств автоматической идентификации человека.

Здесь необходимо отметить, что уже давно существуют компьютерные системы учета и электронных платежей, которые не требуют обязательной электронной идентификации граждан. Для ведения современных баз данных, содержащих сведения о населении, нет никакой принципиальной технической необходимости в поголовной нумерации людей. Персональные данные человека, включающие в себя фамилию, имя и отчество, дату и место рождения, адрес места жительства, в своей совокупности достаточно уникальны, чтобы обеспечить идентификацию любого гражданина. Всегда возможен поиск не по одному ключевому полю базы данных, а по совокупности полей. Однако использование подобных систем не позволяет осуществлять автоматическую идентификацию «биообъектов»-вести тотальную слежку за каждым человеком и, соответственно, осуществлять жесткое управление им, т.е. не позволяет осуществить построение всемирного электронного концлагеря. В данном случае невозможно использовать достижения прогресса для порабощения одних людей другими. На это никак не может пойти «мировая элита», стоящая за национальными правительствами.

В идеале, должен быть введен категорический запрет на автоматическую идентификацию человека, но значительное число граждан России желает быть «равноправными членами мирового сообщества». В таком случае, для граждан, не желающих входить в «новую идентификационную систему», в целях обеспечения их конституционного права на свободу совести и вероисповедания, права иметь религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними должно быть законодательно закреплено право пользоваться традиционными способами обозначения принадлежности персональных данных конкретному человеку. И прежде всего — это право человека не принимать и не использовать в качестве имени цифровые идентификаторы личности в любом виде (явном или неявном — в документе или в микрочипе). Христиане должны иметь возможность полноценно жить в обществе, сохраняя свои религиозные убеждения.

Необходимо также ввести законодательный запрет на нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток, на имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело и мозг человека, на создание биологических микрочипов и биокомпьютеров из клеток человека, вне зависимости от используемой им системы сбора, обработки и учета персональных данных.

Нельзя не сказать о проблеме, касающейся основного документа, удостоверяющего личность. Всем известно, что в бланке паспорта гражданина РФ имеется графа «личный код», что противоречит убеждениям многих людей.

Личный код — это все тот же несменяемый, пожизненный и посмертный цифровой идентификатор личности, являющийся средством автоматической идентификации человека, позволяющим осуществлять тотальный контроль и превращать человека в объект машинного управления. Личный код является номером человека (не документа) и служит ключом доступа к его досье в базе данных.

В настоящее время, согласно статье 5 Инструкции «О порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина РФ» (Приложение к приказу МВД России от 15.09.1997 г. № 605), реквизит «личный код» гражданина временно не заполняется. Однако, расписываясь прямо под пустующей графой в паспорте, человек дает недвусмысленное согласие на присвоение этого кода в любой момент времени.

Личный код как единый идентификационный номер, по которому гражданин может быть опознан любой международной, государственной и муниципальной информационно-управляющей системой, позволяет построить ту самую сверхтоталитарную технотронную диктатуру в мировом масштабе. Присвоение и принятие личных кодов открывает доступ к телу человека современным кибернетическим технологиям в политических целях, ведет к автоматической идентификации людей в любое время, в любом месте с постоянным накоплением информации в электронных досье и автоматической аналитической обработкой с целью принятия управляющих решений со стороны хозяев и операторов систем.

21 января 2001 года Государственная Дума ФС РФ отвергла в первом чтении законопроект «Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина РФ» только из-за наличия в законопроекте антиконституционного понятия «личный код».

17 октября 2003 года законопроект был принят в первом чтении только после того, как полномочный представитель Президента РФ в Государственной Думе А.А.Котенков заверил депутатов и народ в том, что ко второму чтению в документ будет внесена поправка, согласно которой понятие «личный код» из законопроекта будет удалено. Кроме того, представитель Президента обещал, что в паспорте будет графа «национальность», которая будет заполняться по желанию гражданина. По сей день во втором чтении вышеуказанный законопроект не рассматривался.

Значительное число православных верующих людей не обменяло паспорт образца 1974 года на паспорт образца 1997 года, не желая пользоваться документом, содержащим графу «личный код».

Множество других людей вынужденно используют новые документы, оскорбляющие их религиозные чувства и противоречащие их убеждениям.

Уже несколько лет православные граждане России требуют разработки и утверждения бланка паспорта гражданина Российской Федерации, не противоречащего религиозным и иным убеждениям и в полной мере обеспечивающего их конституционные права.

Многие миллионы верующих уверены, что они не должны носить компьютерные имена, не должны быть носителями каких-либо идентификационных номеров и кодов, меток и чипов, не должны становиться «биообъектами». Они хотят жить по заповедям Божиим, а не по правилам античеловеческой «сетевой логики»!