Вы здесь: Главная > Не защити мы историю России, нас постигнет судьба СССР

Не защити мы историю России, нас постигнет судьба СССР

Сегодня в Госдуме состоится «Круглый стол», на котором пройдет обсуждение первого проекта документа о мерах РФ по борьбе с попытками реабилитации нацизма, нацистских преступников и их пособников. Не столь давно Сергей Шойгу и генеральный прокурор России Юрий Чайка выступили с инициативой введения уголовной ответственности за «отрицание победы в Великой отечественной войне». Это немедленно вызвало острую негативную реакцию со стороны части российского общества. Причем, главными «оппонентами» этой инициативы стали вовсе не радикальные нацисты, как можно было бы ожидать, а правые либералы, прежде всего «антипутинского толка». Аргументы, которые они выдвигали, были на редкость нелепы, начиная от утверждения, что не годится ограничивать свободу слова, до совсем уж глупо выглядящих придирок к «невнятной» формулировки инициативы.

Очевидно, что российская радикал-либеральная «тусовка» почуяла угрозу, причем угрозу фундаментальную. Угроза же эта – опасение, что общество даст их любимому ревизионистскому тренду официальную оценку. Ведь, как известно, постоянный ревизионизм в отношении собственной истории, переходящий в откровенное глумление, уже давно стал несущим элементом либеральной идеологии российской интеллигенции. Стоит вспомнить хотя бы возмущение, вызванное недавними «тоталитарными» учебниками истории.

Едва ли не главная мишень отечественных либералов – краеугольный камень нашего национального самосознания, который мог бы всех объединить, – победа в Великой Отечественной Войне. Никто иные, как либералы положили начало современной российской гитлерофилии. Именно либералы в конце 1980-х реанимировали память о генерале Власове. В их рупоре, «Московском Комсомольце», не раз появлялись статьи о том, что лучше бы Гитлер победил «проклятый Совдеп». Именно либералы обеспечивали бешеную поддержку произведениям Суворова (Резуна) и вопили про «заградотряды стрелявшие в спину своим» и про то, как немцев «трупами завалили». Каждая юбилейная дата и связанное с нею торжество (не только 9 Мая, но и воспоминания о других событиях, битвах) были сопряжены со стремлением развенчать подвиг предков, постоянно возобновляемыми попытками «показать», что «не победа была, а поражение».

Можно, конечно, как делают наши неовласовцы провозглашать, что, дескать, они и их воевавшие под немецким знаменем предтечи боролись не за нацизм, а «против коммунизма». Однако, как видится автору, истинные причины – не только в антикоммунизме как таковом. И даже не в «комплексе Иуды» будто бы онтологически свойственного нашим либералам, как полагают некоторые исследователи, например Наталья Нарочницкая. Я бы сказал, что вопрос тут не идеологический.

Вероятно, основная причина их «любви» к гитлеризму заключается в презрении, свойственном нашей интеллигенции, вернее её самой горластой и деструктивной части к простому человеку, «совковому быдлу» по их терминологии. Причем презрение это отнюдь не классовое, а кастовое или даже расовое.

Именно за то, что «господско-холопский» принцип более не доминирует в мировоззрении отечественной политической элиты, ненавидят наши либералы современный политический режим, господствующий в России. Выражаясь математически, два множества – множество врагов современной российской власти и конкретно Владимира Путина и Дмитрия Медведева, и множество врагов нашей Победы – на 90% совпадают. И не случайно наиболее одиозные из них открыто признают, что разрушение «мифа» о Великой Отечественной войне, разгром «культа Победы» нужны им для их собственной победы – над «режимом Путина-Медведева», победы над Россией, над всеми нами.

И в противовес этому гнилому элитаризму мы должны выдвинуть другую идею, сформулированную еще в позапрошлом веке великим русским философом Розановым: «Может быть, народ наш и плох, но он – наш, наш народ, и это решает все».

Таким образом, вполне напрашивается вывод, что закон, с инициативой которого выступили Юрий Чайка и Сергей Шойгу, необходим. Однако, вполне очевидно, что просто принятия подобного закона недостаточно. Противники «великой победы» не будут ее прямолинейно отрицать. Они будут исподволь копать тему цены победы, имея подтекстом следующее: да, победа была достигнута, но вот нужна ли была она и т.п.? Однако своими действиями они будут стремиться «перекроить» отечественную историю, использовать ее в своих корыстных целях. Но пока русское общественное сознание не начнет воспринимать собственную историю не как нечто, что можно перекроить в угоду сиюминутным политическим соображениям, а как собственно историю, которая лежит вне критики, пока русская история не будет восприниматься как нечто целое и неразрывное, будет продолжать манипулировать умами в своих корыстных интересах.

Борьбы с ревизионизмом не следует страшиться. В конец концов, на войне как на войне. «Нас цинично и бесцеремонно пытаются оттеснить с небосклона мировой истории. Историю переписывают. Значит, надо поставить заслон», – как выразился Сергей Шойгу. Стало быть, и меры нужны соответствующие. В конце концов, СССР в значительной степени погиб именно потому, что власть позволила безнаказанно лить грязь на нашу историю.