Вы здесь: Главная > Мы ненавидим бюрократию, но мы сами ее и порождаем

Мы ненавидим бюрократию, но мы сами ее и порождаем

Сейчас получил выволочку от генерала. Говорит палюсь, слишком открыто пропагандирую действия нашей власти. Надо, для контраста, разбавить «критикой». Иначе, говорит, пересадит меня со служебного ранжа в тесный фокус.

Поэтому, хотя я и собирался сегодня писать про девушку с тремя ягодицами, буду говорить про негодяев чиновников. Начну, как водится, издалека.

Нехитрая математика. Допустим, молодой токарь, зарабатывающий двадцать тысяч рублей в месяц, покупает себе домой телевизор. Его рабочий день стоит восемьсот рублей. Или, делим на восемь часов, сто рублей в час.

Казалось бы — логично потратить этот час времени, чтобы обзвонить все магазины и выбрать тот, где телевизор стоит на 500 рублей дешевле. Экономия. Однако, как показывает опыт, выбором самого выгодного варианта заморачивается сугубое меньшинство. Большинство же предпочитает заглянуть в первый приглянувшийся магазин и купить, что понравится.

Почему?

Потому что так удобнее. А удобство имеет для людей огромное значение. Куда как большее, чем принятно думать вслух.

Пример из моей сферы деятельности. По моим наблюдениям, чуть ли не половина мелких предпринимателей пускает значительную часть денежного потока «по чёрному» не из-за того, что надо платить много налогов, а из-за того… что не хочет заниматься бумажной работой. Не хочет ломать мозг о налоговый кодекс, не хочет ничего оформлять, не хочет никуда ездить. Чёрный нал и чужие «подводные лодки» оказываются банально удобнее.

Знаете, какую налоговую систему для малого бизнеса я бы ввёл, если бы имел возможность принимать соответствующие решения?

Раз в месяц, или раз в три месяца в каждую контору приезжал бы специально обученный налоговый инспектор. Прямо на месте, за двадцать минут, по нехитрым и простым схемам, мытарь рассчитывал бы сумму, которую должен перечислить в бюджет малый бизнесмен. Ну, что-нибудь типа «по пять тысяч с каждого сотрудника» или «по тысяче с каждого квадратного метра», в зависимости от вида бизнеса. А потом, снова не сходя с места, выписывал бы счёт к оплате.

Сейчас же, для справки, бизнесмену надо долго всё рассчитывать самому на десятке-другом листов (это я про самый простой вариант пишу), потому ехать в налоговую, стоять очередь на сдачу, а потом ещё и ждать, не найдут ли какую-нибудь ошибку. И, кстати, наличие бухгалтера от геморроя не избавляет — бухгалтер всё равно будет регулярно покидывать руководителю разные задачки и спрашивать, как именно оформлять какую-нибудь еретическую декларацию. Если же бизнесмен пытается закрыть на бухгалтерию глаза и ничего об этом не знать, заканчивается это печально.

Думаете, это я сейчас про неправильного бизнесмена рассказываю? А правильный бизнесмен — считает каждую копейку и предпочтёт заполнить сто бумаг, чтобы сэкономить тысячу рублей? Да как бы не так. Помните анекдот про некурящего проповедника?

На ступеньках гостиницы стоит пузатый мужчина в деловом костюме, курит дорогую сигару. К нему подходит проповедник.
— Скажите, сколько сигар Вы обычно выкуриваете в день?
— Около десяти.
— И давно Вы курите?
— Лет тридцать уже.
— Знаете, если бы Вы не курили, а откладывали потраченные на сигары деньги в банк, Вы могли бы сейчас купить, например, гостиницу, на ступеньках которой стоите.
— Скажите, а Вы курите?
— Нет, и никогда не курил.
— Знаете, так уж получилось, я — владелец этой гостиницы. Возможно, Вы её у меня купите?

Проще говоря, удобство — это ничуть не менее важно, чем цена. Ещё пример: потребительские кредиты. Есть кредиты, которые можно оформить за пять минут, есть кредиты, для которых надо собирать кучу справок. Как полагаете, что предпочтёт среднестатистический россиянин — потратить два дня на справкособирание или переплатить процентами несколько тысяч рублей?

Вопрос риторический.

Дальше. Наша народная милиция. Где-то год назад довелось мне побывать в уголовном розыске по одному личному вопросу. Запаренный юноша с пистолетом в кобуре занимался моим вопросом примерно два часа. Из этого времени пять минут он расспрашивал меня как было дело, а два часа… заполнял разнообразные бумажки. При этом ещё пару справок я ему завёз на следующий день. Когда же свою проблему я таки решил (самостоятельно), мне потребовалось извести ещё примерно три часа на томление в кабинетах, чтобы закрыть дело. Итого — пять часов бумажной работы только в моём присутствии.

Знаете, если бы завтра меня назначили реформировать наши органы внутренних дел, я не стал бы делать революций, типа увеличения зарплаты в пять раз или расформирования ОБНОН’а. Политика — искусство возможного. Вместо этого, я бы полностью отменил для сотрудников милиции отчётность. Оставил бы только самые необходимые вещи, типа собственно уголовных дел, да и те разрешил бы вести в максимально упрощённой форме.

А работу я бы оценивал чисто по графику преступности. Меньше стало краж? Хорошо работаем. Больше стало краж? Надо вызвать начальника района и вставить ему кожаный картридж. Стали поступать заявления в прокуратуру, что сотрудники милиции отказываются возбуждать уголовные дела? Снимаем ответственных с постов.

Ладно. Что такое «много бумажек» знают, думаю, все. Как полагаете — кто же те гады, которые заставляют людей вместо нормальной работы заниматься бумагомаранием? Для кого врач, вместо того, чтобы лечить, выводит своим куриным почерком нелепые каракули? Кому нужны чемоданы справок, оформляемых на каждый угнанный велосипед? И кому приносит польза получасовая очередь к бойцу ГИБДД, составляющему протоколы?

Могу подсказать Вам, как наказать виновного.

1. Встаньте на табуретку.
2. Тщательно прицельтесь.
3. Наотмашь ударьте себя кулаком по лицу.

Наши чиновники — не гении зла и не враги народа. Наши чиновники — не более чем исполнители народной воли. А народ изъявляет свою волю вполне отчётливо: запрещать.

Огнестрельное оружие? Нет, нельзя доверять гражданам оружие, будут стрелять друг в друга. Наркотики? Нет, нельзя доверять врачам наркотики. Будут продавать их наркоманам. Самостоятельное обучение? Нет, нельзя доверять ребёнку выбирать, чему учиться. Вырастет дебилом.

Когда я последний раз вписывал себе в лицензию травматический пистолет, я провёл в очереди четыре, кажется, часа. Потом строгая девушка в форме заполнила пару документов и предупредила меня заглянуть к ней ещё через пять лет.

Знаете, почему я эти четыре часа сидел в очереди, а не занимался своими делами? Потому что мои сограждане хотят, чтобы каждый владелец травматического пистолета был записан в несколько тетрадок. И если я сейчас напишу «давайте продавать оружие свободно», мне тут же возразят — нет, нельзя, иначе пьяные русские свиньи начнут дырявить друг друга свинцовыми пулями, а не ножами.

Ну а потом те же самые сограждане пишут в ЖЖ про «подлецов в погонах», которые реагируют на их проблемы усталыми зевками. Как шутят сотрудники милиции, «не надо бояться настроить ментов против себя. Вы уже настроили их против себя, когда пришли к ним со своим заявлением».

Короче, коллеги, мораль простая. Одеяло короче, чем кажется. Врач не может одновременно заниматься пациентами и заполнять десять бумажек на лекарства из списка А. Поэтому надо выбирать, что важнее — усложнить жизнь наркоманам и любителям оружия, или таки раскрыть больше преступлений и спасти больше жизней.

И, для тех, кто думает, что чиновники жить не могут без бумажек, расскажу о передовом опыте использования Интернет-технологий государственными службами. На фотографии к посту — новый сервис Яндекса (ссылка). Который показывает, как поисковые запросы распределяются по регионам. Ну, там можно увидеть, что, например, слово «сатанизм» чаще всего ищут в Камчатском Крае, а слово «метасатанизм» — в Москве и Московской области.

Так вот. Видите маленькое красное пятнышко снизу слева?

Это Чечня. Запрос — «Кадыров» ищут в Чечне в десятки раз чаще, чем в среднем по России. Объяснить это несложно: в администрации Чечни сидит специально обученный человек и ежедневно набирает в Яндекса слово «Кадыров» в разных комбинациях. И смотрит — что же мы в своём Интернете о Рамзане Кадырове пишем. Слово «Медведев», кстати, тоже в Чечне ищут очень часто. Вот так-то.