Вы здесь: Главная > Март 2010: религия приходит в школу

Март 2010: религия приходит в школу

12 тысяч школ в 18-ти регионах России в следующем году примут участие в эксперименте под названием «Преподавание основ религий и светской этики». Курс называется «Духовно-нравственное воспитание», и для его реализации потребуется переподготовка 40-ка тысяч учителей. Об этом сообщил министр науки и образования Андрей Фурсенко, сказав, кроме всего прочего, что «…мы должны создать условия, при которых ребята … смогли сформировать своё мировоззрение, и при этом мы не должны никого оскорбить…»

Патриарх, в свою очередь, отметил, что у школьника будет выбор: можно будет либо изучать основы одной из религий, либо курс всех мировых религий, либо светскую этику. При этом Кирилл подчеркнул особенную важность полной добровольности выбора.

Мы утром затронули эту тему, и, как всегда, первыми вызвались обсуждать вопрос противники — у отрицания всего больше сил, чем у согласия. Началось всё с традиционных стонов, которые раздаются всякий раз, когда речь заходит о любых переменах в стране: люди категорически не верят, что исполнители хорошей идеи смогут качественно воплотить её в жизнь. Люди сомневаются, что экстренно переподготовленный педагог, который многие годы вбивал в толоконные лбы биологию или литературу, сможет добраться до души ученика, а ведь именно к ней обращён сам предмет. Не забыли и тот факт, что дети сейчас перегружены предметами, а значит, им будет ещё труднее учиться. Но основной спор был, разумеется, о другом — о самой сути.

Мне запомнились два мнения активных противников новой дисциплины. Прежде всего, предлагалось покончить с религией как таковой, потому что (попробую процитировать) «…на дворе 21-ый век, у нас есть техника, какой ни у какого другого поколения не было, поэтому мы ушли вперёд и ни в какой вере не нуждаемся…» Этот пример замечательно иллюстрирует психологию возгордившихся людей, каких за историю Земли было немало и о которых достаточно рассказано в преданиях и священных текстах — именно носителям подобных «свежих» идей и нужно, в первую очередь, преподать основы религий, чтобы они не очаровывались собственной мнимой исключительностью.

Подобные настроения высказывал 36-летний человек, который, надеюсь, понимает, что возможности людей смехотворны. Что может сегодня человек? Убить сразу десяток миллионов, сыграть в компьютерную игру, посмотреть фильм со спецэффектами, позвонить на другой конец света… А мозг до сих пор использует всего лишь 5% своих возможностей! Человек не может контролировать даже рост собственных ногтей, но нагло утверждает, что, с какого-то перепугу, вдруг стал круче всех других людей, живших ранее! Говоря бытовым языком, это наглость — так мыслить, ну а религия называет такое поведение гордыней, когда человек пропитывается ядом самолюбования и самоуверенности, возвышаясь в собственных глазах.

Второе мнение сводилось к тому, чтобы рассматривать религии только с позиции атеизма — поистине иезуитское предложение! Это всё равно, как если бы вегетарианцы оценивали мясоедов, а чайлдфри — многодетных матерей.

При этом оба противника «основ религий» понимают, что общество не может полноценно существовать без моральных правил и что в тех же Десяти заповедях нет ни одной, которая противоречила бы принципам здравого смысла, гуманизма и общественной нравственности. Но тогда почему же столь яростно сопротивление? Что так бесит (видимо, в буквальном смысле) тех, для кого знакомство школьников с религией — это мракобесие и недопустимая вещь?

Допускаю, что есть несколько различных причин для неприятия. Во-первых, 20 лет анархии для многих делают невозможной саму мысль о том, что кто-то вздумает контролировать какую-либо область его личной жизни. Вернее, людям кажется, что мысль эта невозможна. На самом же деле, вспомните пример с «кризисом», который нагрянул осенью: сколько амбиций было у людей ещё летом — и до какого постыдного «Только не трогайте меня!..» сжались потребности обывателя в пик увольнений. Человек приспосабливается к чему угодно, причём в кратчайшие сроки. Без сопротивления.

Во-вторых, во многих просыпается советское воспитание, когда религию называли лишь «опиумом для народа». Пока шли бодрые разговоры про «возрождение традиций», существовавших до революции, все были согласны — типа, держава на ноги встаёт, но как только начались практически шаги, Ленин тревожно застучал в груди экс-пионеров. Церковь не желает разделять ностальгию 40-летних по красным галстукам и барабанам, а это пугает.

В-третьих, существует устойчивая группа людей, которые убеждены, что в мире есть лишь одна движущая сила — это их персональная воля, с которой никакому «богу» тягаться не дано. Такой человек — сам себе и царь, и бог. То, что складывается благополучно «само собой», есть всего лишь случайное стечение обстоятельств, а всё остальное можно подмять под себя. Такие люди не считают возможным каяться в своих грехах, будучи уверенными, что даже явные сознательные их ошибки никто не вправе оценивать и прощать, тем более — какие-то «попы».

И в-четвёртых, много есть тех, кто просто видит несправедливость в этом мире, торжество зла, кто наблюдает за неблаговидными поступками тех же служителей культа, видит нестыковки между замечательной идеей и нечистоплотным её воплощением — и такие люди просто разочаровываются в религии, не поняв и не почувствовав её по-настоящему. Я знаю людей, которые открыто ненавидят веру за то, что, например, их близкие и любимые умерли слишком рано. Или, скажем, за то, что сами потеряли здоровье, окунувшись в ледяную купель и застудив внутренние органы до состояния их полного отказа… Много разных случаев печальных в жизни…

Наверное, причин для ненависти к церкви больше — было бы удивительно не обнаружить их в обществе, которое несколько поколений вытравливало веру в Бога. Важнее другое: какие «альтернативные нравственные ориентиры» могут предложить те, кто не желает смириться с нормами, записанными в религиозных книгах? Ведь здесь и кроется самая большая проблема: каждый такой активист хочет жить только по тем нормам, которые он сам для себя определил! А границы дозволенного — у каждого свои, причём лимитировать себя добровольно мало кто желает. Скажем, церковь — любая из основных — отрицательно относится к мужеложству, в то время как многие даже в нашей стране с этим явлением примирились — если не практикуют, то и не осуждают уже.

Многие скажут: нравственности должны учить в семье! Но у каждого — своя семья, и об уродливости устройства многих из этих «ячеек общества» можно прочесть в любой газете, увидеть в ежедневных криминальных новостях. Максимум, что может семья — это воспитать человека по своему подобию, поэтому доверить только ей формирование нравственного гражданина сегодня, увы, невозможно.

Общество обязано позаботиться о том, какими вырастут наши соотечественники. Но если оно настолько расслоено и дезорганизовано, что неспособно само внутри себя достичь консенсуса, значит, предпринимать что-то придётся государству. И оно сделало этот шаг.

ОПРОС: Нужно ли в школах преподавание религии?