Вы здесь: Главная > Кого бережет наша милиция?

Кого бережет наша милиция?

Пока весь мир озабочен распространением свиного гриппа и северокорейской ядерной угрозой, у нас продолжается собственный путь. Тридцатидвухлетний майор милиции, начальник целого ОВД Денис Евсюков пришел в супермаркет и с помощью находящегося в розыске пистолета расстрелял несколько человек. Такова главная российская новость недели.

Вот мы и догнали, наконец-то, Америку. У нас теперь тоже случаются массовые расстрелы на нервной почве. Но на самом факте расстрелов сходство заканчивается. Далее начинаются различия.

Первым из начальства на место происшествия прибыл начальник ГУВД города Москвы — теперь уже бывший — Владимир Пронин. Вы, наверное, думаете, что он принес соболезнования пострадавшим и родственникам погибших по вине его подчиненного? Как бы не так. Главный столичный милиционер сообщил журналистам, что «у него (то есть, у майора Евсюкова — М.К.) в семье скандалы продолжались в течение двух недель». Что убив трех человек и ранив девятерых майор «не помнил, что произошло, только плакал». Ну и, разумеется, что «до этого происшествия майор Евсюков характеризовался только с положительной стороны». Что, кстати, неправда, но дело вовсе не в этом.

Следующим выступил заместитель начальника Департамента охраны общественного порядка МВД генерал-майор Николай Трифонов. Может быть, он принес соболезнования пострадавшим и помянул погибших? Нет. Он сказал, что «милиционеры имели право застрелить его, однако избежали этого для того, чтобы действия Евсюкова получили правовую оценку». А еще генерал сказал, что «такого в нашей системе еще не было». Снова неправда.

Спустя сутки дождались и реакции министра внутренних дел. Извинения наконец прозвучали, но вывод был следующий: «Нужно внимательнее следить за морально-психологическим климатом среди сотрудников».

То есть, из трех высоких милицейских чинов, высказавшихся о происшествии, все трое говорили о том, как трудно было Евсюкову, как трудно было задерживавшим Евсюкова, как трудно вообще всем милиционерам. Другими словами — оправдывали и защищали себя и свою систему. Получается, что фраза «моя милиция меня бережет» больше не актуальна. Теперь актуальна фраза «моя милиция себя бережет».

Правда, в таком случае эта милиция уже вроде как не моя. И милиции у нас, таким образом, получается, нет.