Вы здесь: Главная > Климатический план России: имитация деятельности

Климатический план России: имитация деятельности

Из всех недавних политических заявлений по проблеме сокращения выбросов ‘парниковых газов’ одно — прозвучавшее на прошлой неделе из уст российского президента Дмитрия Медведева — выглядит явно гротескным. Дело в том, что его план предусматривает увеличение таких выбросов в стране на 30% к 2020 г.

Медведев рассчитывает на то, что даже после такого увеличения объем выбросов будет на 10-15% ниже, чем в 1990 г., когда в России, входившей в состав СССР, было больше предприятий тяжелой промышленности.

В связи с этим возникает важнейший вопрос: год, с которым сравниваются показатели сокращения выбросов, имеет огромное значение. На первый взгляд введение единой ‘точки отсчета’ для всех стран на переговорах по климатической проблеме, которые состоятся в этом году, кажется справедливым, однако подобная идея не учитывает различия исторического порядка — связанные, например, с распадом Советского Союза.

Установление 1990 г. в качестве ‘стартового момента’ выгодно и Германии. В ГДР действовало множество неэффективных заводов, на которых после падения Берлинской стены были проведены работы по улучшению экологической б6езопасности. Великобритания также получит от этого преимущество: именно в конце восьмидесятых — начале девяностых в стране начался переход от угольных электростанций, сильно загрязнявших окружающую среду, к более экологичным — работающим на природном газе.

Сегодня, когда страны в преддверии международных переговоров по борьбе с изменением климата — они начнутся в Копенгагене в декабре — заявляют о своих ориентирах в плане сокращения выбросов, вокруг этого вопроса идет активное маневрирование. Австралийская делегация, к примеру, предлагает, чтобы каждая страна сама определяла график этого сокращения, что по сути позволяет всем государствам самостоятельно выбирать ‘стартовый год’. Япония предпочла бы взять в качестве точки отсчета 2005 г., поскольку в последние несколько лет объем выбросов там увеличивался.

Все это, конечно, имеет самое непосредственное отношение к политике. Страны, берущие на себя обязательства по сокращению выбросов, хотят, чтобы другие государства предпринимали на этом направлении не меньшие усилия. Политикам куда легче убедить избирателей ‘затянуть пояса’, если все члены международного сообщества несут на плечах одинаковое бремя.

И в этом отношении российский план выглядит просто ‘очковтирательством’. Страна занимает по объему выбросов третье место в мире — после США и Китая. Тем не менее по состоянию на 2006 г. этот объем был на 37% меньше, чем в 1990 г. Другими словами, российский климатический план — лишь имитация бурной деятельности.

Утешением, по словам экологов, может служить тот факт, что Россия вообще высказалась по этой проблеме. ‘В плане международных переговоров Россия долго оставалась гигантской ‘неизвестной величиной», — отмечает Джейк Шмитдт (Jake Schmidt), заместитель директора Совета по защите природных ресурсов (Natural Resources Defense Council) по вопросам международной политики по борьбе с климатическими изменениями. Даже если этот первый шаг явно не соответствует ожиданиям будущих участников декабрьских переговоров, само участие страны в этом процессе следует воспринимать позитивно, добавляет он.