Вы здесь: Главная > Какая связь между «Турецким потоком»; и Крымом?

Какая связь между «Турецким потоком»; и Крымом?

Замглавы Еврокомиссии М. Шефчович заявил, что «решение о строительстве так называемого “Турецкого потока” не может быть принято без консультаций с потребителями и с Еврокомиссией».

– Следует сказать, что, в свою очередь, строительная и энергетическая корпорация «Wintershall» (Германия), участвовавшая в реализации ряда экспортных проектов «Газпрома», тоже сделала заявление о том, что не будет участвовать в реализации проекта «Турецкий поток». Понятно, недовольство Запада этим газовым «потоком», как, впрочем, и его предшественником, газопроводом «Южный поток» (РФ — Черное море — Балканы-Центральная Европа), вызвано, прежде всего, тем, что эти проекты потенциально усиливают позиции России на энергетическом рынке Европы.

Однако напомним также, что до марта 2014 года планировалось – впервые за всю историю российской энергетики! – в прямом смысле слова впустить на пространство бывшего СССР и поставлять соседям России топливное сырье. Проект предусматривал транзит зарубежного «голубого топлива» через украинский Крым и через Украину в соседние постсоветские и восточноевропейские страны. Эти планы строились в расчете на природный газ, в том числе сжиженный (СПГ), из Азербайджана, Туркменистана, Узбекистана, Ирана. А в перспективе – на доставку в крымские терминалы СПГ и из Египта, Алжира, Ливии. Очевидно, что такой сценарий был направлен на ослабление решающей роли российского газа в обеспечении практически всего бывшего СССР, да и стран Восточной Европы.

Этот проект «Белый поток», который был инициирован западными политиками и компаниями в начале 2000-х годов. Тогда же был создан одноименный консорциум, сохраняющийся до сих пор. А преобладают в нем, опять же, западные компании во главе – что интересно – с новосозданной британской «трубопроводной компанией “Белого потока”» («White Stream Pipeline Company»). Первоначальная мощность этого трубопровода, проходящего и через Крым, намечалась в 8 млрд кубометров в год. В дальнейшем объем планировалось увеличить до 32 млрд кубометров, а это, замечу, половина среднегодовой мощности российских «Южного потока» и «Турецкого потока».

Воссоединение Крыма с Россией разрушило эти планы. Кстати, возвращаясь в недавнее прошлое, хотелось бы отметить и позицию свергнутого президента Украины Януковича относительно «Белого потока». В начале июня 2013 г. Янукович заявил, что «целесообразно вернуться к проекту газопровода «“Белый поток” в обход России из Грузии по дну Черного моря в Украину и в Европу». Более того, он подчеркнул: «Катар и США могут быть вероятными поставщиками сжиженного газа в Украину в связи с имеющимися значительными запасами ресурса и благоприятными ценовыми параметрами». А «вероятным поставщиком сжиженного газа в Украину на втором этапе, после создания соответствующей инфраструктуры на территории Грузии (газотранзитных терминалов в черноморских портах. – И.Л.), может стать Азербайджан».

Естественно, такая позиция руководства Украины способствовала созданию Западом всевозможных препон для проекта «Южный поток». Ну, а воссоединение Крыма с Россией и вовсе довело Запад до истерики. Что вполне объяснимо: планы по вводу иностранного газа в энергоснабжение всего экс-СССР фактически провалились. И в этих планах едва ли не центральная роль, повторим, отводилась украинскому Крыму. Поэтому любые проекты, направленные на увеличение поставок российского газа через Черноморский бассейн, Запад встречал и, скорее всего, будет встречать в штыки.

Что же касается газоснабжения самого Крыма, то некоторые эксперты предлагают сделать отвод от морской части «Турецкого потока» на полуостров. Это не более 40 км. Такое решение снимет с повестки дня проблему газоснабжения этого российского региона. Тем более что в Крыму растет спрос на газ не только в качестве топлива, но и как сырья для местной химической промышленности.

Вместе с тем, опыт минувшей зимы показал, что нарастить объемы поставок российского газа на полуостров через Украину практически невозможно из-за ее позиции. И все это вместе, включая крайне негативное отношение ЕС к «Турецкому потоку», можно расценивать как санкции в газовой сфере. Соответствующих контрмер Россия здесь еще не предпринимала…