Вы здесь: Главная > Как возродить сильную оппозицию в России?

Как возродить сильную оппозицию в России?

Президент Медведев в своем обращении предупредил страну и нас с вами, что нас ждет изменение Конституции. Что он готовит законы о продлении срока президентского правления до шести лет, а чтобы депутаты Государственной думы не остались в обиде, длительность депутатского срока будет повышена до пяти лет. В дело затем вступили придворные эксперты и законники и радостно заявили, что для подобного изменения Конституции даже и референдума не потребуется.

Можно, конечно, по этому поводу принять гордую позу, и заявить: «Да что же это такое?! Доколе!», — и сопроводить благородное негодование соответствующими звуками оскорбленности и протеста. Но я воздержусь. Потому что давно убежден, что живу в стране, где победил неоцаризм. Потому что являюсь наиболее дальновидным российским политиком, ибо моя политическая организация, ныне запрещенная НБП, еще 23 февраля 2000 года шла по улице Тверской с лозунгами «Долой самодержавие и престолонаследие!», «Путин, мы тебя не звали, уходи!» В контексте неоцаризма такие пустяки, как введение шестилетнего президентского срока правления, просто органичны и выглядят естественно. А пятилетний срок для депутатов — да кто их, депутатов, вообще замечает? Не печальтесь, други, любые сутки внутри этого шестилетнего срока так же хороши для того, чтобы сбросить неоцаризм, как и любые другие сутки внутри четырехлетнего срока.

Я заметил, что в последние пару лет редко опускаюсь до понимания власти. Возмущенные филиппики по ее адресу, пространные доказательства злобности и ущербности обитателей Кремля — давно не моя чашка чая. А дело все в том, что я навсегда убедился в том, что наш неоцаризм и его герои — черный зверь. А к зверям не обращаются с критикой, с негодующими возгласами, с увещеваниями. И тем более с просьбами.

Наша достойная уважения либеральная общественность решила, что она живет со властью, которой доступно сострадание, и обратилась к гражданам, чтобы они в Интернете ставили свои подписи под призывом к президенту Медведеву выпустить беременную Светлану Бахмину. Ребята, вы хорошие люди, но вы не сидели на продоле на корточках руки за голову, когда сзади исходят слюной и лаем милицейские собаки. А я сидел сотни раз, пока в камерах у нас шел обыск. В этом различие между либеральной общественностью и мною. Я твердо знаю, что Россия — тюрьма, а вы еще не поняли. Власть не может вам уступить — так же, как тюремное начальство не уступит, хоть все заключенные разом напишут, чтоб убрали с продола собак во время обысков. Пусть вас не обманывает галстук Медведева.

А в тюремные и лагерные собаки берут из потерянных и бродячих. Я видел за собой рвущихся с поводка ротвейлеров и бультерьеров, ну и конечно привычную немецкую овчарку. Они жутко воняют, их, видимо, избивают полжизни. Они в полуметре от твоего затылка. И твоей шеи. В случае с Бахминой власть получила возможность поиздеваться над обществом. И она делает это с удовольствием, с наслаждением. Она ставит вас на место, рабы божии и кесаревы. Чем больше вас, тем больше наслаждения.

Дело не во власти, дело в подданных. Дело в Зюганове, который считает возможным 15 лет коллаборировать с режимом, расстрелявшим его сторонников уже в 1993 году. Дело в партии КПРФ, которая из старческого политического эгоизма легитимизирует режим черного зверя. У них философия теплых кальсон, а я больше не могу выносить этих притворщиков. Дело в Жириновском, который вышутил русские национальные идеи и стремления, профанировал их. Дело в самых левых из левых, всяких Ильях Пономаревых, Клеманах или Кагарлицких, срывающихся в истерику всякий раз, когда им кажется, что другие политические силы эксплуатируют «их» левые идеи. Дело в Немцове, таком жирном внешне, что кто же поверит такому благополучному оппозиционеру. Дело в забубенных националистах, оспаривающих всех, кто хоть чуть-чуть похож на лидера, — в результате хохочет, видимо, Кремль, слушая, как они поливают своего Белова. Дело в Явлинском, этом Манилове, гипнотизировавшем демократов столько же лет, как и Зюганов коммунистов, и продолжающем гипнотизировать.

Дело в том, что нынешние лидеры оппозиции морально устарели. Дело в том, что есть в России миллионы граждан, пылающих гневом, но их некому повести в политические сражения против серьезного рычащего зверя неоцаризма. Дело в том, что у рыбы оппозиции отгнила напрочь голова. Не надо собирать воедино оболочки бывших вождей — они лишь оболочки и не являются энергией. Надо собирать оппозиционную Россию под одного вождя.

Ситуация осложняется еще и тем, что в условиях неоцаризма возникновение в обществе новых политических лидеров оппозиции невозможно. Практически невозможно. Вождь становится вождем, лидером, с того момента, когда ему поверит большое количество протестно настроенных граждан. А как это может случиться, если в царистском режиме вождь будет невидим? Его негде увидеть, оценить и признать: «Да, он может быть нашим вождем».

С 2006 года я и мои сторонники состоим в коалиции «Другая Россия». К сожалению, ее изначальная форма (Касьянов — РНДС, Каспаров — ОГФ, Лимонов — нацболы) не могла быть сохранена. Моей вины в том, что не могла быть сохранена, нет. Я и мои сторонники честно старались смягчить разногласия третьих лиц. «Другая Россия» вопреки паникерским настроениям подняла дух оппозиции, продемонстрировала силу оппозиционных настроений. К сожалению, и опять-таки, это не наша вина, по мере продвижения проекта «Национальная ассамблея» (ирония судьбы: я являюсь его автором, но его у меня увели, превратив в бессмысленную говорильню) активность «Другой России» стала затухать. Это плохо, это неприятно. Надобности в дальнейших «лейблах», надобности в создании новых организаций оппозиции из все тех же старых неуспешных лидеров оппозиции я не вижу, более того, вижу вред.

Неуспех создания «Левого фронта» очевиден: его контингент уже входил и входит в иные политические организации, толку от создания еще одной условной крыши нет, есть огромный минус — распыление сил. Уверен, что та же участь — неуспех — постигнет и демократическое объединение «Солидарность». Я не устаю говорить и писать об этом: хватит плодить нерабочие организации! Очнитесь! Мое мнение приобрело уже твердую уверенность.

Больше всего злобы у власти вызвало объединение, триумвират своего рода, Касьянова, Каспарова и Лимонова. Так нужно возродить это объединение! Власть ведь строго персонифицирована Путиным и с марта этого года Дмитрием Медведевым. Также персонифицированно должна отвечать оппозиция.

Во все века было так и только так. Водить на оппозиционной поляне хороводы с массовкой из потерявших доверие (либо никогда его и не имевших) лидеров — бессмысленное занятие. И времени на это нет. При неоцаризме невозможно создать новые политические организации. Можно создавать только имитации. Потому призываю и Каспарова, и Касьянова вернуться к той формуле, которая существовала у нас в 2006-2008 годах, формуле триумвирата оппозиции. Если не получится, тогда нужно выдвинуть одного лидера — персонификацию оппозиции — и идти за ним. Давайте попробуем триумвират.

Эдуард Лимонов