Вы здесь: Главная > Избиратели не равнодушны, они — адекватны

Избиратели не равнодушны, они — адекватны

Политики возмущаются и удивляются равнодушию избирателей, «рабской покорности». Зря вы это, господа. Равнодушие, покорность – разумеется. Но есть более точное название этих чувств. Адекватность.

«Фальсификации» при подсчете голосов. Чушь! Не так припудрили покойника – скандал. А что умер – не наша печаль…

Фальсификация – само «мероприятие 11 октября». Фальшак – сами эти «партии», от ЕР до «Яблока». Не все ли равно, сколько нулей в той или иной кучке, если сумма любого количества нулей – все равно нуль. А бюллетени отданные за эти партии – любую из них! – помножаются на ноль.

И все это ясно знают. Как минимум – чувствуют. И абсолютно адекватно на это реагируют – не желают фальшивить. А ваши («партий») бизнесы, кому сколько чего перепадает – это ваши бизнесы. Не наши. «Нас» (избирателей) «вы» волнуете ничуть не больше и не меньше, чем мы волнуем – вас. Все честно.

И «политики» это отлично знают. Знают, что избиратели на них давно забили, надеяться им (политикам) не на кого, но и стесняться – некого. Поэтому так бесстыдно-жалко-подло себя ведут, исполняют особый номер: одновременно и лысиной по паркету шерстим, и на коленях при этом стоим.

Полная ложь. Системная, без изъяна и просвета Вертикаль лжей и муляжей. Все это знают и принимают. Так почему же снявши голову по подсчету волос плакать?

Отсюда, кстати, тоже интерес к Истории. Может, это просто интерес к тому времени, когда – как нам кажется – было хоть что-то настоящее? Трупы, кровь – это-то настоящее, не бутафория, не гламур.

«Россия – тайна завернутая в загадку». Сейчас это – пустота, завернутая в ложь, перевязанная гламуром. Это все – внизу и наверху – чувствуют. Оттого и маются. Когда-то Солженицын призывал «жить не по лжи». Ну, вот – и не голосуем, и подсчетами не интересуемся.

Это я о партиях «системных». Но и внесистемные, с их инфантильным «сбросим Власть – и все будет расчудесно» никаких симпатий не вызывают.
Пробовали. Сбросили. Взболтали настой. Потом муть осела, в растворе сами собой выпали кристаллические решетки. Ведь никто же никого на самом деле не насиловал, никто всерьез не протестовал. Общество органически пришло к тому, к чему пришло.

Я не прав? Было насилие? И было сопротивление, действие родило противодействие? Странно…Как же я не заметил – вроде все время тут, никуда не уезжал.

А если пришли органически, то значит и после «второго эксперимента» придем туда же: ведь мы — те же. Только повыдохлись… Нагло-паразитические «верхи».
Чударашная, шумливая, вечно исчезающая, но всегда сохраняющаяся «прослойка-интеллигенция», знающая что «все не так, ребята!», но больше не знающая ничего и не согласная друг с другом ни в чем. Вот я – банальный представитель, шумно сам с собою я веду беседу и вечно с собой не согласен.

Усталый, равнодушный, не питающий симпатий ни к кому (да и к самому себе) «народ». Далеко не «святой», но в своем пофигизме достаточно адекватный. Городские сумасшедшие – нацшиза, демшиза. «Что же будет с Родиной и с нами?».