Вы здесь: Главная > Иван Давыдов: первый тост, искупление грехов и пополнение бюджета

Иван Давыдов: первый тост, искупление грехов и пополнение бюджета

Это последние в уходящем году «копейки», а что будет в следующем, не знает, наверное, даже Путин Владимир Владимирович, а я тем более. Но хочется думать, что хорошее что-нибудь тоже будет, хочется желать этого хорошего себе и другим. Помня, что было всякое, желать хорошего. Так что ловите пожелания и до встреч.

Простите, но мне сегодня хочется начать с лирического отступления. Например, потому, что время года – зима. И далее по тексту. Или нет, не далее, потому что далее по тексту у классика – «на границах спокойствие», что в нашей ситуации звучит немного издевательски.

Но все равно ведь – наступает Новый год, неотразимый, как легендарный ополченец Моторола. Гудит Москва, засыпанная снегом. Где-то там, под снегом, – велодорожки. Вот откопать бы их да пересадить всех так называемых автолюбителей на велосипеды, оценив стратегичность мышления, или, выражаясь иначе, сельскую сметку мэра, которого мы много и незаслуженно порочили… Но некому откопать, поговаривают, дворники бегут массово, напуганные новостями с бирж, домой, в сытый и богатый Душанбе.

Четырнадцатый на исходе, а в пятнадцатый наши сограждане вступают с надеждой, что в новом году все сложится не менее удачно. Это не я придумал. Вернее, до слов «на исходе» я, а все, что дальше, – анонс предновогоднего опроса от ВЦИОМ. И знаете что? Совершенно не хочется спорить с согражданами.

Сограждане, кстати, удивительно упорны в своих пристрастиях. Политик года, если верить тому же опросу ВЦИОМ, да и как тут не верить, – Путин. Спортсмен – Плющенко. Певец – Киркоров. 54% год считают хорошим. Больше 70 праздновать будут дома. Растут расходы на подарки. Впрочем, это не очень удивительно – благодаря умопомрачительным успехам политика года расходы растут, даже если количество подарков при этом уменьшается.

Такой вот забавный парадокс.

Но спорить с согражданами, повторюсь, не хочется. Быть оптимистом совсем как-то теперь непросто, но давайте хотя бы будем реалистами. Не станем требовать невозможного. Пусть, действительно, в новом году все сложится не менее удачно. Просто потому, что даже и не хочется представлять, как мог бы выглядеть менее удачный вариант.

Белорусский фашизм почти побежден, за пакет гречки можно купить квартиру в Москве, но кому она нужна, эта промерзшая пещера, на Красной площади жгут очередного национал-предателя, посмевшего усомниться в том, что плоская земля стоит на трех Шойгу и нет вообще никакой Америки… Не со зла, впрочем, жгут, а чтобы погреться, – на такое дело дрова все-таки еще выдают.

А когда включают электричество, в ожившем телевизоре появляется Сергей Собянин, чтобы сообщить, что пробки, образовавшиеся в столице в конце прошлого, четырнадцатого года, вот-вот рассосутся.

Нет, давайте пятнадцатый все-таки будет не менее удачным. Да и четырнадцатый повел себя относительно гуманно: мог бы, например, любителям плохих рифм мировую войну подарить, но ведь удержался как-то. И на том спасибо.

Это было, скажем так, глобальное пожелание. Теперь перейдем к локальным – праздник же.

Депутаты, как известно, лучше прочих россиян. И сами лучше, и живут лучше: вот мы еще работаем, а у них уже каникулы. Провели последнее заседание, подвели итоги года (сами понимаете – есть депутатам что вспомнить) и ушли на покой. Увы, ненадолго.

Но, прежде чем отправиться в плавание по бескрайнему морю шампанского с редкими островами оливье (найдутся ли, кстати, ценности более традиционные?), успели все-таки наговорить важных и правильных слов.

Мудрее прочих оказался спикер Нарышкин. Оно и понятно – старший. Пока менее дальновидные его коллеги обсуждали, не отменить ли им постановление двадцатипятилетней давности, осуждающее войну в Афганистане, принципиальный Нарышкин потребовал дать юридическую оценку бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки. Осудить эти явные преступления против человечества.

Приходилось не раз уже писать, что выращенный телевизором путинский человек современной России живет в удивительном мире безвременья, где одинаково актуальны все вообще исторические события. Где разные эпохи существуют не последовательно, а параллельно. Где война с Гитлером до сих пор не кончена. Собственно говоря, постоянная озабоченность историей дает парадоксальный эффект: истории не остается вообще, одна только безграничная современность.

С учетом этого предложение спикера ГД представляется мне невероятно позитивным. Во-первых, я, получается, был прав, а это приятно. Во-вторых, Гитлер, кажется, наконец побежден и на арену призывается американская военщина. Тут, конечно, главное не останавливаться. История наша богата кровавыми событиями. Мировая история – тем более.

Вот, допустим, французы нам не отдают «Мистрали». А кто Москву сжег? Москву кто сжег, спрашиваю? Кто в Бобруйск ездил? Заныл? Извините, занесло. Но это никак не отменяет необходимости дать жесткую и принципиальную оценку действиям Тохтамыша. И призвать монгольских небратьев к ответу за преступления хунты Батыя. Улан-Батор наш!

И поскольку у нас тут сегодня разговор о поздравлениях и пожеланиях, пожелание у меня найдется. И нет, это не воссоединение с исконно русскими землями империи Чингисхана. Я бы хотел пожелать всем нам вернуться домой. В настоящее. И, не забывая, разумеется, о прошлом, побольше в наступающем году обращать внимание на то, что творится вокруг. Сейчас и здесь.

Всем, включая Нарышкина с коллегами, да. Вы, может быть, думаете, что это пожелание опасное. Отвлекутся они от борьбы с кровавыми бандами коронного гетмана Сапеги (каковой, между прочим, не так давно, в начале семнадцатого века, много зла принес нашему отечеству), осмотрятся вокруг и обнаружат, что мы тут как-то, несмотря на всю их ударную работу, копошимся. Безнаказанно дышим, самовольно ходим и вызывающе чихаем. Обнаружат и запретят.

Да, риск, разумеется, есть, но я почему-то верю в людей. Вдруг, напротив, оглядевшись, сообразят они, что натворили, зальются розовой краской стыда и тихонечко уйдут с Охотного куда-нибудь в снежную тьму? Риск есть, но отчего бы и не рискнуть, когда время располагает к неумеренному потреблению шампанского?

Кстати, выступая в Думе с итоговой речью, спикер парламента Сергей Нарышкин кроме прочего сказал: «По характеру принятых законов 2014 год стал уникальным». И себе я, пожалуй, пожелаю научиться шутить как спикер.

Это, думаю, многим знакомо – догоняет под занавес года странный порыв: исправить ошибки, хотя бы главные, чтобы в новый год продвигаться уже без ненужного груза. Меня, по крайней мере, догоняет. Но я – человек безвольный. Оглянусь, вздохну тяжело, – ладно, после, чего уж теперь, – и на диван.

Но не такова, как выяснилось, Ирада Зейналова, ведущая программы «Воскресное время» на «Первом канале». Она вдруг вспомнила про мальчика, распятого в Славянске карателями, и решила если уж не извиниться, то хоть объясниться за случай так называемого вранья. Это ведь именно «Первый канал» воскресил в свое время распятого и рассказал миллионам россиян о его трагической гибели.

Способ извиняться, выбранный Ирадой Зейналовой, хорошо известен поклонникам Сергея Довлатова. «Извините, но вы говно», – кажется, так это формулировалось у писателя. Телеведущая выражается менее лаконично, хотя общий смысл конструкции сохраняет.

«У журналистов не было и нет доказательств этой трагедии, но это реальный рассказ реально существующей женщины, бежавшей из ада в Славянске. То, о чем она говорила, встало в один ряд, звено в уже бесконечной цепочке свидетельств. О судьбах десятков детей, разорванных снарядами, расстрелянных при попытке бежать, погибших при авианалетах и артобстрелах». У беженки, по словам Зейналовой, не выдержала психика, у журналистов телеканала, видимо, тоже.

Мы тут, конечно, сегодня о пожеланиях и планах на будущее, однако и о настоящем придется сказать пару слов. Не знаю, как вы, а я, например, уверен, что Зейналова, Киселев, Соловьев и сонм демонов поменьше, устроивших в российском телевизоре горячий филиал настоящего ада, прекрасно понимают, что делают. Понимают цену каждому своему слову. Понимают, что за их нагромождениями лжи – кровь. Настоящая человеческая кровь. Тех, кто поверил им и поехал убивать и умирать в Донбасс.

У горячих адептов секты свидетелей второго пришествия Гиркина есть такой модный тезис: те, кто не поддерживает «непризнанные республики», оправдывает убийства детей в Донецке и Луганске. Утверждает, что детей можно убивать. Ну и дальше уже вой: палачи, детоубийцы, каратели…

Не знаю, с кем ведется этот спор. Не знаю, кто там убийства детей оправдывает. Но знаю, что по московским редакциям бродит человечек, которого принято в определенных кругах называть национальным героем, и гордо рассказывает, что это он начал украинскую войну. Прибыв в тот самый Славянск. Он или не он – надеюсь, нам все-таки не историки, а прокуроры однажды расскажут, но отлично понимаю, что без мудрых геополитических решений российского руководства, без сопровождавшей их и сопровождающей информационной истерики, без добровольцев, поверивших телевизору, – не было бы там войны.

Убийства детей вещь чудовищная, и я, честно говоря, не понимаю, как украинцы будут разбираться с произошедшим у них и между ними, когда все кончится. Куда денут привыкших к нацистской риторике героев блогов, куда спрячут ненависть, которой давно перестали стесняться… Но это их беда и их проблема.

Это их, а есть наша. Действия нашего государства – вот коренная причина войны и всех смертей, которые превратились в настоящую, главную валюту конфликта и для российских диванных вояк, и для боевиков из «Новороссии». Наша проблема – восторг, который изрядная часть населения по поводу этой войны выказывала, и телевизионный беспредел, этот восторг породивший. И люди, беспредел организовавшие, – они тоже наша проблема.

И вот я желаю всем нам, всем, включая Зейналову, Киселева, Соловьева и прочих, чтобы этот беспредел в наступающем году закончился. А они – ну хотя бы по методу Зейналовой извинились. Методички приходили каждый день, денег обещали горы, все это стало в один ряд… Психика не выдержала…

Да вот хоть так. Я ведь призывал уже выше быть реалистами.

Вы, наверное, помните, – некоторое время назад знаменитый депутат Милонов с соратниками и при поддержке ОМОНа взял штурмом модный петербургский гей-клуб. Тут, конечно, за человека можно только порадоваться: озабоченность его данной тематикой общеизвестна, ну вот и прикоснулся к мечте.

Но, к несчастью, на пути депутата оказалась студентка Елена Плащевская. Депутат, переживавший, видимо, что-то вроде приступа мистического восторга, – еще бы, геи же вокруг, геи, те самые, о которых он столько говорил и грезил! – вырвал у Плащевской телефон и растоптал. Плащевская написала на депутата заявление в полицию, обвинив в порче имущества. Заявление не осталось без результата – студентку без всяких на то причин отчислили из вуза.

А вот коллеги Милонова по городской думе, пока их горячий собрат совершал свои сомнительные подвиги, выступили с предложением ввести особый налог для владельцев домашних животных. Тысячу рублей за каждого зверя, обитающего в городской квартире. Или сто, при условии, что зверь кастрированный.

У меня же, при последовательном чтении всех этих невских новостей, родилось предложение встречное. Нет, тут случай посерьезней, чем с Нарышкиным. Милонов, разумеется, никуда не уйдет. Даже если встретит наконец мужчину своей мечты, все равно не уйдет. Но ведь можно обложить петербургский парламент налогом на содержание Милонова – пусть платят по таксе, ими же и предложенной.

Деньги небольшие, конечно, но ведь кризис, каждая копейка на счету. К тому же они сами описали прекрасный способ уменьшения положенного платежа в десять раз, – знают, что делать, чтобы сэкономить.

За такое я бы даже выпил.

Еще декабрь не кончился, а все уже спорят – что там в январе? Будет ли в январе пятнадцатое число, или после четырнадцатого сразу наступит шестнадцатое? И на что наступит шестнадцатое? И кому?

Или нет, не все. Знаменитый некогда яблочник Мельников не спорит, но изрекает прекрасное. Вы, возможно, знаете: в Вологодской области отменяют электрички, вообще все, из-за долгов региона перед РЖД. Навальный об этом написал, назвав не без иронии происходящее «геноцидом русского народа». А Мельников обрушил на Навального всю мощь демократического своего гнева.

Простите, я буду обильно цитировать, просто потому, что давно не читал ничего смешнее. Отдельная прелесть, конечно, в том, что Мельников вообще не шутит. Сами подумайте – где «Яблоко» и где шутки.

«В Вологодской области отменяют электрички. Казалось бы – вопрос чисто экономический и политический, имеющий отношение к региональному и федеральному бюджету, налоговой системе, дотациям, устройству российской власти и т.п. И обсуждать его разумно в таком ключе.

Но националист, крымнашист, участник «Русских маршей» А.А. Навальный и этот вопрос заворачивает в коричневую тряпку «русской весны». Оказывается, отмена электричек – это «геноцид русских»!

И дальше, совсем прекрасное: «Главный отечественный национальный лидер В.В. Путин, начав войну против Украины, разом стал самым главным националистом страны – отсек скальпелем крымнашизма гнойный русский националистический аппендикс и швырнул эту мерзость в Украину.

Националистическую оппозицию В.В. Путин загнал в тылы «русского мира» – в вологодские дебри, заставил ее шакалить вдоль стынущих рельс, сбирая там коричневую морошку».

Это очень, конечно, смешно, но еще и печально. Ведь все: лексика, полнейшее отсутствие здравого смысла, даже объект атаки – идеально подходит для публикации текста в бывшей газете «Известия». Есть такая специальная площадка, где определенного рода социальные мыслители, обмазавшись дерьмом, пляшут голыми. Интересное, между прочим, зрелище, я иногда захожу понаблюдать.

И вот текст Мельникова, повторюсь, он идеален для «Известий», но в «Известиях» появиться не может. Нет в мире гармонии.

А хочется, чтобы была.

Берегите себя, празднуйте весело, не забывайте о печальном, надеюсь, увидимся. Не только пятнадцатого января.