Вы здесь: Главная > Электронное письмо 2029 года: версия Нургалиева

Электронное письмо 2029 года: версия Нургалиева

Глава МВД Рашид Нургалиев заявил о необходимости устранить возможность анонимности при регистрации пользователей на различных ресурсах в Интернете. Это заявление совпало с юбилеем книги Джорджа Оруэлла «1984».

Год 2029 от Рождества Христова,

Электронное письмо № 123/6696965650607856944-677р404.

Разрешение на публикацию письма во всемирной Сети получено 10.06.2029 г.

Номер разрешения 44955066-07, выдан Главным Управлением Безопасности Интернета РФ по Москве и Московской области. Копия отправлена в налоговую инспекцию, в Управление по борьбе с оборотом наркотиков, в Управление статистики РФ.

Привет, Машка!!! (Колыванова Марья Афанасьевна, номер паспорта, серия, прописана, год рождения от Рождества Христова, особые приметы указаны)

Ха-ха, не ожидала?!.

Это Sovok (Гвоздев Павел Николаевич, серия, номер паспорта, год рождения от Рождества Христова, прописан, не состоит, военнообязанный, особые приметы указаны) тебе пишет, поняла?!!

Привет, Машунька милая!

Знаешь что, Машка, я тут подумал, что не так уж и плохо у нас с тобой все в жизни сложилось. Если бы ты тогда не ушла от меня, в 2013-м, были бы мы теперь старыми, сорокалетними и надоели бы друг другу хуже горькой редьки. А зато в письмах мы по-прежнему двадцатилетними остаемся (как это было принято в старину писать — смайл-смайл-смайл!).

Забавно, как летит время. В юности ведь все по-быстрому, все в спешке — а теперь можно не торопясь, посидеть, собраться с мыслями. Знаешь, я тут вспомнил, как мы когда-то, в нулевые годы, сотнями посылали письма по электронке, стучали в аську, в ЖЖ и все какими-то пустыми словами обменивались. Впрочем, мы, конечно, не только виртуально встречались, если мне не изменяет память… еще раз — ))) Все-таки какое время было веселое…

А помнишь, как в Интернете просиживали сутками?!. Году эдак в 2009-м казалось, что нет конца этому Интернету, что эта параллельная жизнь нас засосет с потрохами, и всё-всё скоро будет там. Кто же мог тогда подумать, что совсем скоро грянет знаменитый Указ о Паутине — то самое постановление правительства об отмене анонимности в Интернете? И так поначалу все было странно, да? Помнишь, чтобы зайти на «Одноклассников» или «Вконтакте», вдруг стало нужно посылать ксерокопию паспорта и четыре фотографии куда-то в милицию… А потом, помнишь — я уверен, что помнишь, такое не забудешь, — тот день, когда мы с тобой заходим в Интернет, а машина требует паспортных данных уже для самого входа в Сеть?.. И вот это всплывающее окошко на экране — «ваша месячная регистрация в Интернете подходит к концу, во избежание отключения просим обратиться в местное отделение милиции»?..

А потом, помнишь, какой-то дядька в милиции сказал, что Интернет вообще скоро закроют? «Как, почему?» — кричали мы тогда. И смеялись над ним — мол, ведь это же невозможно… Ведь мир круглый, ведь он и есть — Сеть, и без нас мир будет некруглый… то есть неполный… Да, молодость, молодость… Маша, почему-то я вспомнил все это вдруг отчетливо, как-то все накатило… Помнишь ли ты, наконец, День Великой Катастрофы — 11 июня 2012 года, когда Интернет отключили полностью? Как народ переживал — Господи, страшно вспомнить. Помнишь, тогда же случилась волна самоубийств известных ЖЖ-тысячников, один за другим, человек двадцать, и даже были коллективные, помнишь? Да, нам всем тогда казалось, что это конец света, что без ЖЖ, без аси, без Сети не переживем… А сегодня вспоминаешь все это — господи, даже смешно! Прожили ведь, и не хуже других. У соседки нашей по даче внучка, ей всего семь лет, я смотрю — целый день с книжкой. Знаешь, прямо глаз радуется: дети нынешние книги читают, не сидят, как мы, с утра до ночи в Интернете, глаза не портят…

Я ведь не случайно решил тебе отправить письмо не обычное, а именно электронное. Просто ведь ровно 20 лет назад все это началось — с выступления министра МВД тогдашнего, который предложил отменить анонимность в Интернете… Мы тогда на это внимания не обратили, думали, в очередной раз дяденьки наговорят всякого — и все, как всегда, останется без последствий. А потом, помнишь, как все быстро закрутилось? Как мы потом, год спустя, стояли в очереди на регистрацию в Интернете? Огромная была толпа, на два квартала, и к нам подошел ветеран войны, добрый такой дедушка. И он тебя спросил — помнишь? — «Чего ты плачешь, деточка?» И, помню, ты ответила ему в сердцах — жара, душно, очередь движется медленно — «Дед, тебе не понять!» А он посмотрел на тебя так серьезно, потом усмехнулся и сказал: а я знаю, говорит, это вы из-за Интернета так переживаете. А вот в войну, сказал он, не было никакого Интернета — и ничего, люди жили. И выстояли. И врага победили. Ты посмотрела на меня, и я тоже тогда подумал — ведь и правда! Не всегда же был Интернет, а Россия-то как-то жила, и выжила!

Да, а с этим электронным письмом вышло очень смешно. Я ведь давно уже электронной почтой не пользуюсь, да и зачем? У нас же давно вся переписка от руки, хотя компьютеры у всех стоят… Да и проще это как-то, и привычнее… Но все-таки решил устроить тебе сюрприз.

Зашел на почту, мне бы электронное письмо, говорю, отправить в другой город. А там девчонки совсем молодые сидят — они и не знают, что это такое, удивились. Только заведующая там, пожилая женщина, вспомнила — это, говорит, по компьютеру письмо, что ли, как раньше?.. Ну, говорит, это вам в милицию надо идти. Как потом оказалось, не просто в милицию, а в управление по безопасности Интернета. Пришел, думал, очередь — нет никакой очереди. Два человека. Ученые какие-то, одного, кажется, знаю… Сидит в кабинете майор, в петлицах — значок всемирной паутины. Вежливый, интеллигентный. Вот, думаю, как милиция-то наша выросла! Я паспорт показал, отпечатки пальцев мне быстро сделали, фотокарточки три на четыре с собой, анкету заполнить — и все! Десять минут! Отдал ему ксерокопию также и твоего паспорта — он быстро все заполнил, штамп — только, говорит, надо вам еще будет талончик получить в главном управлении — но теперь это можно сделать уже после отправки письма. Там процедура упростилась опять, либерализация.

Ну, в общем, выдал он мне разрешение на публикацию письма в Интернете, посетовал, что все реже люди теперь пишут электронные письма друг другу. Он примерно нашего с тобой возраста, разговорились мы с ним — ему тоже было лет 20, когда все это началось. Слова все эти вспоминать почему-то начали, и вдруг как давай хохотать над оборотами речи тех лет: «Я тебе через пять минут сброшу на почту…», «Щас зайду в аську»… Особенно хохотали над фразой «Зайти в Интернет!» Щас зайду в Интернет! Щас как зайду… «Открыть почту, закрыть почту…» До коликов хохотали. До слез.

Рыдали просто — до такой степени нам было смешно. Так гоготали, что просто люди уже из соседних кабинетов заглядывали к нам — не случилось ли чего? А мы просто смеялись, молодость вспоминали.

Да, хороший мужик этот майор. Он мне, кстати, сказал — знаешь, что? У нас, помнишь, кричали, когда Интернет закрыли насовсем, что, мол, тоталитаризм возвращается… Так этот майор мне сказал, что ничего подобного, что тогда никто и не думал никакие гайки закручивать. Просто милиция не справлялась с выдачей разрешений на электронную переписку и вообще регистрацию в Интернете. Это же куча народа приходила, их просто не успевали регистрировать. Ну, и решили закрыть Интернет совсем — чтобы никому не было обидно и чтобы люди в очередях не простаивали. А то полжизни пришлось бы стоять, а так — все как-то быстро устаканилось, успокоилось.

Да, в юности трудности всегда кажутся какими-то вселенскими, неразрешимыми. А жизнь-то идет своим чередом, нас не спрашивает. Как детки твои, Маша? Напиши мне, как у вас там вообще жизнь — в провинции. У нас духота опять, дышать нечем, вчера ездили на дачу, целый день с Милкой и Женькой играли в подкидного дурака, я и забыл, старый дурак, что мне ведь работу на ученый совет в понедельник представлять… Ну, ничего, за воскресение дооформлю, там чепуха осталась. Кстати, Таню Раззакову помнишь? У нее ник еще был в ЖЖ — syka_stervosa? Так вот, бабушкой на днях стала, поздравь ее! Вчера встретил ее на факультете.

Да, на даче у нас насос на днях сломался, и пришлось на станцию бежать, к дежурной, к тете Клаве. У нее телефон мобильный, один на всю деревню, а поскольку у нас прописка московская, нам из деревни с мобильников звонить нельзя — по новым правилам теперь тоже надо регистрировать звонок в милиции местной, а в воскресение, естественно, там только дежурные сидят… Да и мороки столько — вставать на учет, потом сниматься с учета… Ну, вот и пришлось тетю Клаву отвлекать… Ну, в общем, жизнь, как ты видишь, у нас ничем не примечательная, хотя мы и жители столицы нашей родины, хе-хе. Обычные хлопоты, как у всех. Ну, буду закругляться. Маша, милая, пиши мне. Я тебя всегда помню, жду, что вы все-таки всем семейством приедете к нам на Новый год, в белокаменную. Целую, твой

Павел Гвоздев, в молодости известный тебе под ником

Strah_Sovka_do_pervogo_zvonka!!!