Вы здесь: Главная > А может быть, Бог все-таки женщина?

А может быть, Бог все-таки женщина?

Группа священников англиканской церкви призывает во время служб обращаться к Богу и в мужском, и в женском роде. Споры о том, к какому полу принадлежит Господь, ведутся со времен раннего христианства.

Перед всеми христианскими конфессиями рано или поздно вставал вопрос о половой принадлежности Бога. Вообще-то пола у него (или у нее), вроде бы, нет. Но крайне сложно обращаться к божеству или говорить о нем (о ней?) в безличной форме. Для того чтобы беседовать о Всевышнем, его же нужно как-то называть, и избежать при этом гендерных грамматических форм крайне сложно.

Обращение в среднем роде звучит грубовато. Нельзя же, в самом деле, относится к Создателю, как к обезличенному явлению, вроде всемирного тяготения или солнечного затмения? Поэтому Бог должен быть или «им» или «ею», и в патриархальном обществе сомнений относительно половой принадлежности не было: Бог по умолчанию был мужчиной.

Хотя и тут не все так просто. Катехизис Католической церкви, например, утверждает, что «Бог не является ни мужчиной, ни женщиной: он (все-таки «он») – Бог».

Отец или Мать? — И Отец, и Мать!

Следует отметить, что другие христианские группы заходили в этом вопросе гораздо дальше. Например, в III веке нашей эры в Сирии к Святому Духу обращались в женском роде. В одной из священных книг того времени — «Деяниях святого Иуды Фомы апостола» — рассказывается о том, как святой обращается к Святому Духу следующим образом: «Приди, о Та, что возвещает о тайнах и объясняет необъяснимое, святая голубица… Приди, тайная Матерь… Приди и обратись к нам через святое причастие».

Раннехристианские гностики, а также мистики ещё дальше отошли от общепринятых церковных положений, считая, что Бог, непознаваемый в самом (или самой?) себе имеет множество ипостасей — как мужских, так и женских. Среди женских ипостасей различали следующие духовные сущности: Алетейю (Истину), Зою (Жизнь), Спиритус (Душу), Экклезию (Церковь) и Софию (Мудрость).

Главный католический критик гностического христианства, лионский епископ Ереней, утверждал, что при крещении его последователи произносили следующие слова: «Из имени неизвестного Отца вселенной в правду – Мать всех вещей».

Разумеется, гностики довольно далеко отошли от традиционных церковных представлений. Однако даже те христианские авторы, чьи труды целиком и полностью принимались церковью, отмечали женскую составляющую божественной сущности.

Английская затворница Юлиана Норичская в XIV веке написала в своей книге «Откровения божественной любви» (кстати, это первая книга, написанная женщиной на английском языке): «Как Бог есть наш Отец, так же Бог есть наша Мать». Далее она пишет о «нашей драгоценной Матери Иисусе». О Святой Троице, традиционно описываемой как Отец, Сын и Дух Святой, Юлиана говорит следующим образом: «Наш Отец желает, наша Мать действует, и наш добрый Господь, Святой Дух утверждает».

Святой Ансельм, который был архиепископом Кентерберийским в XI веке, молился «Христу, моей Матери», и называл Бога «великой Матерью».

Иоанн Златоуст называл Христа нашим «другом, и сотоварищем, и главой, и братом, и сестрой, и матерью».

Святой Дух женского рода

Однако обращение к Богу в женском роде до последних 50 лет встречалось крайне редко. Только когда движение за права женщин достигло определённых масштабов, феминистки-теологи стали убеждать церковных иерархов, что традиционный религиозный язык совершенно несправедливо обходит женщин. В 1973 году радикальная феминистка-философ Мэри Дейли написала, что «если Бог мужчина, тогда и мужчина – Бог».

Начиная с 1980-х годов в новых переводах Старого и Нового Заветов на английский язык стали применять более широкие гендерные формулировки. Например, в Библии короля Якова, первом переводе Библии на английский язык для Англиканской церкви, в восьмом псалме есть следующие слова: «Что есть человек, что Ты помнишь его, и Сын Человеческий, что Ты посещаешь его?»

В версии 1989 года тот же псалом звучит уже по-другому: «Что есть человеческие существа, что Ты помнишь их, и смертные, что Ты заботишься о них?»

В большинстве переводов Библии на современные языки к Богу по традиции обращаются в мужском роде, однако есть и исключения.

Джон Хенсон и Общество исследователей христианства «ONE» в 2003 году опубликовали свою собственную версию Нового Завета под названием «Почти как Новый». Чтобы вы оценили радикальность перевода, приведу один пример. В Евангелии от Луки есть такие строки: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? Или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» В переводе Хенсона это звучит примерно так: «У некоторых из вас есть дети. Вы что, дадите своему маленькому мальчику или девочке камень, если они попросят конфетку? Или яд, если они попросят фруктовый сок?»

В осовремененной версии Святого писания Бог становится «нашим родителем», а не «нашим отцом» (Самая известная христианская молитва должна, таким образом, называться, не «Отче наш», а «Родитель наш»), Святой Дух – это «она», Иисус – «он», а гендерную принадлежность Бога как такового авторы перевода старательно пытаются обходить.

Гендерное равноправие божественного начала

Другие христианские конфессии в Британии, впрочем, пошли гораздо дальше Англиканской церкви для искоренения гендерного неравноправия в Священном писании. В 1999 году Методистская церковь выпустила новое собрание церковных гимнов, в котором Бога называют одновременно «Нашим Отцом и Нашей Матерью».

Объединенная Реформатская церковь еще в 1984 году приняла решение применять как мужской, так и женский род во время служб и во всех текстах. Кроме того, в прошлом году на Генеральной ассамблее церкви ее последователи решили, что гендерное равноправие должно распространяться и на наглядную агитацию (картины, рисунки и витражи на религиозные темы).

Разумеется, эти споры о половой принадлежности Всевышнего никоим образом не влияют на политеистические религии, которые изначально в своих пантеонах помещали как богов мужского рода, так и богинь — женского.

Однако они оказали некоторое влияние на иудаизм. В США в 1975 году Наоми Яновиц и Маргарет Вениг выпустили сидур (молитвенник), в котором к Богу обращались в женском роде и изображали в женском обличье.

В 1996 году был издан новый вариант классического труда испанского раввина XIII века Йоны Гиронди «Врата покаяния». В публикации молитвенной книги для конгрегаций реформистского иудаизма к Богу обращаются как к «монарху» (в английском языке слово «sovereign» не имеет рода), а не как к «королю», а вместо слова «отец» используются «источник» и «родитель» (слово «parent» в английском языке тоже одинаково применяется к родителям обоего пола).

Ничего подобного пока что не происходит в исламе, который гораздо менее склонен к подобным новшествам. Христианство же и иудаизм, похоже, находятся на пути глобальной перестройки.