Вы здесь: Главная > А чего мы так за Белоруссию переживаем?

А чего мы так за Белоруссию переживаем?

ПАСЕ отказывается возвращать Белоруссии статус специального приглашенного — Минску выдвинуто предварительное условие — мораторий на смертную казнь. В российской делегации это решение назвали проявлением «политической незрелости».

Россия очень старалась, чтобы Белоруссия спустя много лет вновь получила хотя бы статус специально приглашенного в ПАСЕ.
Россия делала это с не меньшим рвением, чем когда еще пару недель назад запрещала белорусскую сметану и ацидофилин.

Я, видимо в силу своей дремучести, не вижу в этих событиях совместной логики.
Потому что причины для борьбы с ацидофилином были исключительно политическими. А в ПАСЕ тоже занимаются исключительно политикой.
Поэтому я и не понимаю, почему мы то мешаем белорусам, то поддерживаем их.

Вообще, если судить абстрактно, то конечно надо было помочь соседям.
Ну что держать их к клетке, в положении единственного на всю Европу дикого зверя. Пускай ПАСЕ — организация совершенно бесполезная, ни к чему не ведущая и ни на что не влияющая, но в мире вообще большинство политических организаций бесполезны. Членство в них нужно для порядка и душевного комфорта.
Так зачем раздражать белорусов?

Изоляция еще никого не сделала лучше.
Приглашайте их к себе и поласкайте мозги, убеждая в преимуществах демократического пути развития. Это куда логичнее, чем через десять границ пытаться из Страсбурга докричаться до Минска, не имея даже формальных способов на этот Минск повлиять.
Таким образом, усилия России в ПАСЕ были благородны и разумны.

Но ацидофилиново-кефирный скандал и мясо-молочная истерика показали, что благородство в наших соседских отношениях играет вспомогательную роль.
Чем ближе Белоруссия к Европе, тем дальше она от нас. Чем демократичнее режим в Минске, тем меньше у нас шансов сделать Белоруссию нашим союзником.
А вот когда ее будут травить со всех сторон, запрещать, не пущать, ставить условия и по пустякам на годы откладывать важные вопросы, вот тогда белорусским вождям так или иначе придется общаться с нами и заключать с нами, а не с Европой некие союзы.

Так что нам надо было делать все наоборот: белорусское молоко и сметану в Россию пускать, а на заседании ПАСЕ всячески сабатировать предоставление белорусам статуса специально приглашенных.
Чтобы из Минска политики если и летали куда на совещания, то только в Москву — в крайнем случае, в Сочи.